Научные проекты Московского гуманитарного университета

Социология молодежи

Социология молодежи

Электронная энциклопедия

под редакцией проф. Вал. А. Лукова

Энциклопедия / Молодежь в обществе

Самообразование молодежи

 

Самообразование молодежи – социальные действия различных групп молодежи, направленные на самостоятельное познание окружающей действительности. Цели самообразования, его способы (технологии), характер определяются состоянием института образования в обществе и, прежде всего, состоянием общества в целом.

Проблема самообразования молодежи в социологии рассматривается в контексте самообразования как социетального явления. В социологии превалирует традиция рассмотрения самообразования учащейся молодежи  в связи с формальным образованием как процесса и его результата, дополняющего формальное образование. 

Самообразование молодежи получило социологическое осмысление более века назад в трудах Н. И. Кареева и было связано с такой ее группой, как учащаяся молодежь (Кареев, 1896). В разработку проблемы самообразования и ее решения значительный вклад внес известный русский книговед и библиограф Н. А. Рубакин (Рубакин, 1923, 1962). В Санкт-Петербурге в 1891 г. по инициативе Н. А. Рубакина, которую поддержали Н. И. Кареев, В. А. Мякотин, В. И. Семевский и др.,  при Педагогическом музее Военно-учебных заведений был открыт отдел самообразования. Цель этого отдела состояла в составлении программ для чтения научной литературы. С 1891 г. стали издаваться энциклопедические программы «Программы чтения для самообразования». Итогом библиографической деятельности Н. А. Рубакина по самообразованию стал трехтомный библиографический указатель «Среди книг» (1911–1915 гг.), в который вошло более 20 тыс. книг, вышедших с 1825 г. В целом Н.А. Рубакиным составлено более 20 руководств по самообразованию и разного рода библиографические указатели, написано и разослано 15 тыс. индивидуальных программ по самообразованию (Крук, 1962). Одну из целей самообразования Н. А. Рубакин видел в борьбе с «гнуснейшим видом современного неравенства, - неравенства образования и умственного развития, от которого до сих пор многие миллионы людей еще отгорожены бедностью, бесправием ...» (Рубакин, 1923: 12–13). Главную цель самообразования он определял как «общее миросозерцание». В понятие «самообразование» Н.А. Рубакин включал «не только знания, не только понимание, но и настроение, т. е. направление симпатий и антипатий, идеалы этические и социальные, а также уменье осуществлять их».

Рассматривая учащуюся молодежь как субъект самообразования, Н. И. Кареев считал стремление учащейся молодежи к самообразованию, не только естественным, но и высшей степени нравственным, так  как оно «вытекает из бескорыстной любви к истине» (Кареев, 1896: 6), это духовная потребность. Выстраивается логическая цепочка: осознанная потребность в самообразовании, осознание цели самообразования и его способы. Свобода самообразования, по Карееву, – это не есть хаос. Здесь должна быть определенная система. Организацию самообразования Кареев сравнивает с программой школьного образованию, имеющего давнюю традицию, указывая на ту разницу, что самообразование - дело новое и теоретически не разработанное (Кареев, 1896: 12). В отличие от школьного образования самообразование не может происходить без учета индивидуальности учащегося. Программа самообразования, по Карееву, должна определяться с учетом получаемого высшего профессионального образования. В переходе от общей школы к высшей он видит «прерывность» образования: «…начинается новое дело: усвоение разных специальных дисциплин, преподаваемых на отдельных факультетах университета», теряется широта подготовки учащегося. Общая школа обеспечивала широкую подготовку по основным (или признанным основным) дисциплинам. При поступлении в высшую школу характер подготовки естественно меняется, она становится узко специализированной. Аргументом самообразования учащейся молодежи выступает то, что «философия и история преподаются, главным образом филологам и отчасти юристам, но преподавания этих наук совершенно лишены натуралисты, медики, техники разных специальностей... Зато филологи и юристы лишены какого-то ни было естественно-исторического образования..." (Кареев, 1896: 4). По сути, он аргументирует необходимость общей научной подготовки всех специалистов высшего образования. Этот подход отчасти был реализован в советской системе высшего образования. Он часто подвергался критике и в процессе модернизации системы российского образования был подвергнут серьезной ревизии. Ряд дисциплин цикла ГСЭ уже в государственных образовательных стандартах второго поколения в постсоветской России был определен как «вузовский компонент». Все более утверждающее в федеральных образовательных стандартах инструментальное отношение к образованию вступает в явный конфликт с подходом Кареева.

Основной технологией самообразования  по Карееву и Рубакину выступает чтение книг. Рубакин подчеркивал то, что чтение должно быть правильно поставлено: это чтение, «которое позволяет достигать наибольшего при наименьшей затрате сил» (Рубакин, 1962). Рекомендации Рубакина сводятся к тому, что а) самообразовательное чтение нужно начинать с книг, безусловно интересных читателю, затем переходить к книгам, связанным тематически с первыми и таким образом углубляться в тему. Следующая рекомендация также относится к выбору книг: б) они должны соответствовать уровню знаний, подготовки, складу  ума, душевным устремлениям читателя. В советский период развития российского общества рекомендации Рубакина адресовали тем, кто не имел среднего (общего) образования (Крук, 1962).

Идея составления списка книг для самообразования учащейся молодежи актуальна и в современном российском обществе, она инициирована президентом РФ В. В. Путиным (2012 г.). В 2013 г. список опубликован на сайте Министерства образования и науки Российской Федерации как «Перечень 100 книг по истории, культуре и литературе народов Российской Федерации, рекомендуемых школьникам к самостоятельному прочтению (Письмо Минобрнауки РФ, Электрон. ресурс). Подобные списки периодически публикуются средствами массовой информации, издательствами, блогерами.

Социокультурное значение самообразования в России в условиях перехода к информационному обществу увеличивается. Обосновывается точка зрения о том, что происходит смена образовательных парадигм, акцент смещается с образовательной деятельности на самообразовательную (Зборовский, Шуклина, 2003). Для многих профессиональных групп, включая и молодежь в их составе, самообразование приобретает вынужденный характер. Проблема самообразования в современной социологии признается сложной и недостаточно разработанной, именно этот факт обуславливает публикации, посвященные различным аспектам самообразования и  интерпретациям понятия «самообразование».

В контексте деятельностного подхода самообразование –  вид свободной деятельности личности (социальной группы), характеризующегося ее свободным выбором и направленного на удовлетворение потребностей в социализации, самореализации, повышение культурного, образовательного, профессионального и научного уровней, получение удовлетворения от реализации личностью ее духовных потребностей (Шуклина, 1999а: 6). Как одну из наиболее развитых форм данной деятельности отмечают становление религиозного самообразования (Зборовский, Шуклина, 2003). Самообразование рассматривается и как способ индивидуальной и групповой саморегуляции сферы знания (Шуклина, 1999b: 141). В этом случае сама сфера знания выступает механизмом поддержания стабильности и развития социального субъекта (личности, группы).

Анализируя самообразование учащейся молодежи  во взаимосвязи с процессами самоорганизации и самоконтроля, Ю. А. Зубок и В. И. Чупров подчеркивают то, что увеличение времени на самообучение, предусмотренное модернизацией образования, воспринимается молодежью как свободное время и используется неэффективно (Зубок, Чупров, 2013: 82).

Молодежь, ориентированная  на самообразование в условиях перехода российского общества к информационному, оказывается в парадоксальной ситуации. С одной стороны, уровень развития компьютерных и информационных технологий предоставляет прежде неизвестные возможности для самообразования: быстрый доступ к контенту (текстовому, аудио-, видео-) Интернета, видеолекции известных профессоров, тематические курсы лекций, одновременная работа с несколькими источниками, автоматический поиск ключевых понятий в тексте и т. д. С другой стороны, Интернет серьезно ограничивает молодежь в самообразовании, которая преимущественно пользуется оцифрованными и относительно недавно опубликованными электронными изданиями, размещенными в Интернете.

Цели самообразования молодежи различны: повышение или поддержание высокого статуса в группе, удовлетворение потребности в познании какой-либо темы, приобретении какого-либо навыка, умения, карьерный рост и т. д. Высокая мотивированность к преумножению знаний обусловлена терминальной ценностью образования (Чередниченко, 2014: 375). Важный аспект самообразования работающих людей выделяют ученые Института социологии РАН: не так широк круг дисциплин и сфер знания, где возможно эффективное самообразование, которое можно было бы валоризовать на уровне профессиональной карьеры (Константиновский, Вознесенская … 2006: 119).

Самообразование как вид информального образования сложно измерить на эмпирическом уровне (Горшков, Ключарев, 2011: 13).

 

Лит.: Горшков, М. К., Ключарев, Г. А. (2011) Непрерывное образование в контексте модернизации. М. : ИС РАН, ФГНУ ЦСИ. 232 с.; Зборовский, Г. Е., Шуклина, Е. А. (2003) Самообразование – парадигма XXI века // Высшее образование в России. № 5. С. 25–32; Зубок, Ю. А., Чупров В. И. (2013) Социокультурный механизм формирования отношения молодежи к образованию // Социол. исследования. № 1. С. 78–90; Кареев, Н. И. (1896) Письма к учащейся молодежи. 6-е изд. СПб. : Тип. М. М. Стасюлевича. 185 с. [Электронный ресурс]. URL: http: //www.knigafund.ru/books/8066/read#page1. (дата обращения 04.09.2015); Константиновский, Д. Л., Вознесенская, Е. Д., Дымарская, О. Я., Чередниченко, Г. А. (2006) Социально-гуманитарное образование: ориентации, практики, ресурсы совершенствования. М. : ЦСП. 264 с.; Крук, Т. К. (1962) Николай Александрович Рубакин // Н. А. Рубакин. Как заниматься самообразованием. М. : Сов. Россия. 128 с. С. 3–15; Письмо Минобрнауки России № НТ-41/08 от 16.01.2013 г. «О перечне "100 книг” по истории, культуре и литературе народов Российской Федерации, рекомендуемых школьникам к самостоятельному прочтению» [Электронный ресурс] // URL:  http://минобрнауки.рф/%D0%B4%D0%BE%D0%BA%D1%83%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D1%82%D1%8B/2977/%D1%84%D0%B0%D0%B9%D0%BB/1546/13.01.16-%D0%9D%D0%A2-41.08-D0%9F%D0%B5%D1%80%D0%B5%D1%87%D0%B5%D0%BD%D1%8C_100_%D0%BA%D0%BD%D0%B8%D0%B3.pdf (дата обращения 01.07.2015); Рубакин, Н. А. (1923) Письма к читателям о самообразовании. 3-е изд., доп.  Издание группы читателей русских рабочих в Нью-Йорке [Электронный ресурс]. URL: http://www.knigafund.ru/books/41364/read#page1 (дата обращения 01.07.2015); Чередниченко, Г. А. (2015) Образовательные и профессиональные траектории российской молодежи (на материалах социологических исследований). М. : ЦСП и М. 560 с.; Шуклина, Е. А. (1999a) Социология самообразования: предпосылки, методология, методика : дис. … д-ра социол. наук. Екатеринбург. 295 с.; Шуклина, Е. А.  (1999b) Технологии самообразования: социологический аспект // Общественные науки и современность. № 5. С. 140–151.

 


 

Н. А. Селиверстова