Научные проекты Московского гуманитарного университета

Социология молодежи

Социология молодежи

Электронная энциклопедия

под редакцией проф. Вал. А. Лукова

Энциклопедия / Молодежь в обществе

Гендерное пространство молодежи

 

Гендерное пространство молодежи – форма организации жизнедеятельности молодежи и освоения ею социальности на основе сложившихся в обществе поведенческих практик и социокультурного понимания пола.

Это пространство образуют связи и взаимодействия молодежи, которые строятся на основе социокультурных стандартов в отношении различий между людьми по полу. Гендерное пространство молодежи представляет собой многомерную совокупность социальных практик и социальных позиций молодежи, реализуемых с учетом социального и культурного понимания человеческого пола.

Гендерное пространство человека рассматривается как форма освоения пространственных структур социума на основе сложившихся в гендерном аспекте поведенческих практик, социокультурных стандартов и ментальных установок. Измерениями (dimensions) гендерного пространства человека выступают: социокультурные конструкты; социальная реальность, образующая заданные условия формирования социально значимых жизненных стратегий (на уровне социальных институтов); ценностные установки/нормы, необходимые для целенаправленного освоения человеком социоприродной и социокультурной среды.

Предметно-деятельностному освоению среды предшествует ее моделирование. Человек создает в своем сознании идеальный образ мира, с которым и оперирует. Естественно, что такой образ не может быть изначально целостным, а складывается постепенно, по мере включения в различные системы связей. Изначально только что родившийся ребенок не только не владеет образом окружающего мира, но и не выделяет себя из него. По мере освоения мир становится для индивида пространством развертывания личности. Становящаяся личность представляет собой вызов устоявшейся структуре пространства именно потому, что находится в состоянии структурации. Но человеческая самость не есть нечто внешнее по отношению к социальному миру, а лишь конгломерат потенциальных возможностей иных систем структурных связей.

Понятие пространства – одно из наиболее фундаментальных в человеческом мышлении. В XX веке вследствие осознания многоуровневости, сложной горизонтальной и вертикальной иерархической структуры реального пространства различными отраслями знания было выделено множество видов и форм пространства. Наряду с понятием «физическое пространство» в естественных науках, гуманитарные исследователи оперируют понятиями «социальное пространство», «культурное пространство», «экономическое пространство», «политическое пространство» (Баркова, 1999: 138–343; Богдан, 1994: 6-13; Раскин, 1993: 5-20).

Понимание жизненного пространства строится через диалог с теоретическими построениями основных социологических школ. Для Г. Зиммеля и П. Сорокина оно предсталялось прежде всего пространством физическим, служащим полем социального взаимодействия. Несколько более широкие возможности толкования категории открывает позиция М. Вебера, рассматривающего цивилизованную жизнь отдельного человека как включенную в бесконечный прогресс. Современное понимание пространства формируется социологами под интенсивным воздействием сложившейся в феноменологической философии позиции, наиболее полное выражение нашедшей у Э. Гуссерля и М. Хайдеггера. Источник этих построений следует искать у И. Канта, в положениях о пространстве как представлении, лежащем в основании всех внешних созерцаний, противопоставленном времени, как априорной форме внутреннего чувства. Обращение к И. Канту позволяет увидеть главное основание принципиального расхождения понимания пространства позитивизмом и феноменологией. Для позитивизма пространство противопоставлено времени как равноправная абстракция, отражающая физическую реальность. Феноменологический подход позволяет увидеть в пространстве его изначальное значение: определять сущностное бытие не-Я, всего того, что лежит вне субъекта. Понимание пространства как внешнего мира позволяет рассматривать пространство как очеловеченную, субъективированную реальность, субъективированную именно в силу ее принадлежности объективному миру. При этом на данном этапе рассуждения не приобретает специального значения различение, проводимое А. Шюцем между Umwelt, средой, и Mitwelt, миром других.

Термин «жизненное пространство» используется как объединяющий значения совокупности полей предметизации, лежащих между человеком как субъектом идеального действия и физической реальностью. При этом категория «социальное пространство» применяется в достаточно устоявшемся в социологической теории значении в качестве термина десигната пространства социального взаимодействия.

Конструирование социальной реальности в гендерном измерении проецирует легитимизацию одного из самых фундаментальных разделений в обществе. Категория гендера понимается не просто как качество индивидов, а как интегральная динамика социальных порядков.

Гендерное пространство, исходя из теоретической посылки о конструировании гендера, подвержено реконструированию и изменению, обусловленными синергетической связью с другими контекстами социальной реальности, значимыми для воспроизведения существующего социального порядка. В гендерном пространстве разворачиваются гендерные стратегии и практики действующих лиц во взаимовлиянии со структурными условиями. Проявляется активность действующего агента: будучи ограничен структурами, он одновременно воздействует на них, может видоизменять их или создавать новые.

Теория социальной конструкции гендера рассматривает динамическое измерение гендерной культуры – процесс ее создания и воспроизводство в процессе жизненного самоопределения; гендерное пространство концентрируется на гендерном измерении социальной реальности общества. Таким образом, теория социальной конструкции гендера позволяет изучать диахронический аспект культуры, а гендерное пространство – синхронический.

Субъектность молодежи в гендерном пространстве определяется предметной включенностью в информационную макросистему социума, утверждением самости юношей и девушек через непосредственное участие в бытии социальной информации гендерного пространства, которое осмысляется в аспекте смены динамических тенденций.

Включение молодых людей в гендерное пространство происходит через механизмы жизненного самоопределения.

Гендерное пространство представляет собой организующее окружающий мир начало и выполняет стратифицирующую функцию общества. Женщины и мужчины вместе и по отдельности производят и воспроизводят целостную человеческую жизнь, социальные и культурные структуры так же, как самих себя и друг друга как существ определенного пола. В свою очередь гендерное пространство представляет собой функциональное целое, которое необязательно однородно или организовано, но содержит внутренние противоречия, несообразности и хронологические разрывы.

Гендерное пространство – гендерная организация социальной реальности; контекст конструирования конкретного жизненного самоопределения (на фоне неравенства возможностей). Оно рассматривается не только на макро-, но и на микроуровне, не только на уровне структур, но и на уровне практик.

При структурном анализе гендерного пространства можно пользоваться теми же категориями, что и при анализе общества в целом. Выделяются публичная и приватная сферы: в публичной сфере анализируются гендерные отношения в экономике, политике, идеологии и культуре; в приватной сфере предметом анализа становятся семейно-брачные, дружеские и сексуальные отношения. При этом в каждой из этих сфер гендерные отношения воспроизводятся и изменяются в результате взаимодействия структурных условий и практик, в них формируются и поддерживаются представления о мужественности и женственности, гендерные идеологии и дискурсы, коллективные действия, проблематизирующие и изменяющие гендерное пространство.

Гендерное пространство человека – это форма освоения пространственных структур социума на основе сложившихся в гендерном аспекте поведенческих практик, социокультурных стандартов и ментальных установок. Измерениями (dimensions) гендерного пространства человека выступают:

- социокультурные конструкты (исторически сложившиеся культурные формы, в рамках которых сформировались поведенческие модели, сте­реотипы, ментальные и эмоциональные характеристики двух полов: патриархат – патриар­хальные (маскулинные) стереотипы; феминизм – фемининный стереотип; гендерный культурный промежуток – позитивный партнерский стереотип и негативный эклектический стереотип);

- социальная реальность, образующая заданные условия формирования социально значимых жизненных стратегий;

- ценностные установки / нормы, необходимые для целенаправленного освоения человеком социоприродной и социокультурной среды.

Социальные изменения имеют пространственное измерение, поскольку всякая структура объекта является пространственным феноменом. Социальная динамика определяется как совокупность процессов функционирования, взаимодействия и развития социальных структур, ведущих к их трансформации. Важнейшим механизмом пространственного регулирования социальной динамики выступают нормы. Социальная динамика гендерного пространства человека определяется как совокупность процессов изменения его структуры посредством нормативного механизма.

Гендерное пространство в аспекте жизненного самоопределения молодежи выполняет следующие социальные функции:

1.Социально-организующая функция – реализуется благодаря содержательным информационным процессам, выступающим как важ­нейшие условия жизни сложной самоорганизующейся системы.

2.Функция социальной рефлексии, реализация которой пред­полагает достижение на основе познания, оценки и критического анализа своеобразного «примирения» общества и составляющих его людей с наличным состоянием социального бытия либо выход на практику социальных преобразований. Фактически речь идет о том, что для нормального функционирования общества люди должны дать свое согласие, добро на участие в происходящих процессах, а для этого им необходимо соотнести происходящее с представлениями о мире и его законах, со своими потребностями, ин­тересами и ценностными ориентациями. Разумеется, этот механизм осмысления и социального санкционирования бытия исключительно важен не только для общества в целом, но и для каждого отдельного человека, так как, по справедливому замечанию С. Е. Ячина, потребность в осмысленной жизни является «тотальной» потребностью человека (Ячин, 1992: 80–84).

3. Функция социального прогнозирования и целеполагания, позволяющая соотнести настоящее бытие с будущим, сущее – с должным. Представляя собой объективно детерминированную идеальную модель желанного будущего, цель, по выражению К. Маркса, «как закон» определяет способ и характер действия человека, подчиняет себе его волю.

4. Функция социальной интеграции и дезинтеграции, предпола­гающая самое активное участие гендерного пространства в процессах групповой и общесоциальной самоидентификации индивидов, в их объединении и разъединении по принципу совпадения либо несовпадения потребностей и интересов, ценностных ориентации и умонастроений.

Следует обратить особое внимание на принципиальное единство и органическую связь всех рассмотренных функций, которые реализуются только вместе, опосредуя друг друга.

Молодой человек, в отличие от ребенка, задумывается над многомерностью собственного мира и субъективного времени, при этом единство пространственных и временных координат служит основой переживания человеком ре­альности собственного бытия, помогает ему осознать слагаемые культурно-исторического кода народа и обновляющиеся культурные ценности (Явон, 2010: 100).

Проблема нового качества пространства социальной реальности – индивидуализация в обществе. Современный человек постоянно пребывает внутри инновационных проектов, адаптируясь не столько к внешней, объективно существующей среде, сколько к социальному пространству, которое он создает сам. Современный человек оказывается перед огромным выбором различных жизненных форм, альтернативных возможностей самореализации. Ценностный и нормативный плюрализм и общественное богатство являются необходимым условием возрастания свободы выбора индивида и многообразия предлагающих себя на выбор жизненных стратегий.

 

 

Лит.: Ячин, С. Е. (1992) Феноменология сознательной жизни. Владивосток. 115 с.; Раскин, В. Г. (1993) Деятельностный подход как метод исследования социально-экологического пространства // Проблемы социальной экологии. Кемерово. С. 5–20; Богдан, В. В. (1994) Информатизация и технологизация социального пространства: проблемы предотвращения катастроф, взрывов и напряжений / В. В. Богдан, В. Н. Иванов // Информатизация и технологизация социального пространства. М., Н. Новгород. С. 5–29; Баркова, Э. В. (1999) К проблеме культурного пространства // Искусство, образование, наука в преддверии III тысячелетия. Волгоград. С. 130–345; Явон, С. В. (2010) Молодежь в динамике гендерного пространства в условиях трансформации современного российского общества: Монография. М. : Издательско-торговая корпорация «Дашков и К˚». 332 с.

 

С. В. Явон, А. И. Ковалева