Научные проекты Московского гуманитарного университета

Социология молодежи

Социология молодежи

Электронная энциклопедия

под редакцией проф. Вал. А. Лукова

Энциклопедия / Молодежь в обществе

Неравенство социальное молодежи

 

 

Неравенство социальное молодежи — это социальные различия молодежи, связанные со статусными различиями и неодинаковым доступом молодежи (как и представителей других социальных групп) к социальным благам.

Статусные различия отражают несхожесть занимаемых индивидами позиций, несовпадением их прав и обязанностей, возможностей и выполняемых функций. Многообразие статусных различий молодежи отражает предписанность, предопределенность ее статуса и лишь формирующуюся позицию индивидов, которые составляют молодежь. На социальном неравенстве молодых больше сказывается не приобретенная, а предписанная составляющая их статуса. Но динамичность и перспективность социального статуса молодежи, связанная с завершением присвоения ею социальной субъектности и расширяющейся в связи с этим возможностью приобретения различных значимых для социального статуса признаков (экономических, властных, престижных и т. д.), является реальным шансом снижения социального неравенства молодежи. Ее интенсивная вертикальная социальная мобильность, имеющая преимущественно (в норме) восходящую, позитивную направленность: получение образования, профессии, должности, дает такой результат (Ковалева, Луков, 1999).

Социальное неравенство молодежи сопровождается проявлением неравных отношений между индивидами молодежного возраста, противоречивой оценкой молодых другими представителями общества. Кроме того неравенство молодежи усиливается неравенством статуса младшей и старшей возрастных групп молодежи, которое предопределено обществом. Социально-правового статус молодежи позволяет определить ее как социальную группу неравного гражданства, связанного с различной степенью обретения прав и обязанностей молодежью разного возраста.

В отечественной социологии принимается за аксиому существование социального неравенства как непреходящего явления всякого общества, при котором люди имеют неравный доступ к ограниченным ресурсам материального и духовного потребления. Причем речь идет не о естественных, а социальных различиях, воспроизводимых в достаточно устойчивых формах как отражение политической, экономической и культурно-нормативной структуры общества. Для изучения социального неравенства в социологии широко применяется понятие «социальная стратификация», подразумевающее, что определенные социальные различия между людьми приобретают характер иерархического ранжирования. Социальная стратификация молодежи рассматривается нами как иерархически упорядоченное социальное неравенство статусных позиций молодых людей.

Существует множество теорий социальной стратификации, обосновывающих многообразие стратификационных моделей. История разных обществ показывает, что социальное неравенство организовывалось различными способами. Несмотря на разнообразие вариантов и социокультурных особенностей стран, выделяются три основных типа организации социального неравенства: кастовая организация; сословная организация, распространенная в традиционных обществах; классовая организация, распространенная в современных обществах, которые закрепляют в законах одинаковые для всех своих граждан права и формально каждый человек может изменить свое социальное положение. Но достичь это не просто. Типы организации социального неравенства называют также моделями или типами стратификационных систем. Исследователи проблем стратификации выделяют и другие типы (естественная, рабовладельческая, социально-профессиональная, культурно-символи­ческая, культурно-нормативная). Безусловно, в реальном обществе стратификационные типы переплетаются, дополняют друг друга. Так, например, социально-профессиональная иерархия в виде официально закрепленного разделения труда не только играет самостоятельную роль, но существенно влияет на структуру практически любой другой стратификационной системы.

Стратификации присущи несколько свойств. Из них первое — социальность стратификации, подразумевающая, что биологические признаки сами по себе еще не ведут к расслоению людей в обществе. Эти признаки могут сказаться на статусе человека только после включения в систему социальных отношений. Например, физически слабый и старый владелец предприятия доминирует над сильным и молодым рабочим. Второе свойство стратификации — традиционность и универсальность. Оно сохраняется на протяжении всей истории цивилизации, хотя формы проявления социального неравенства, например, в отношении молодежи в разных обществах и на разных этапах исторического развития различаются.

Вознаграждение и его распределение становится частью социального устройства, что и является причиной возникновения стратификации.

Наиболее влиятельной точкой зрения на процесс формирования социальных страт считается теория К. Дэвиса и У. Мура (Davis, Moore, 1945), которая уже полстолетия служит источником дискуссий. Их точка зрения строится на признании, что некоторые позиции в обществе более важны, чем другие; только небольшое число людей в любом обществе способно выполнять ответственные роли; чтобы побудить талантливых людей выполнять более ответственные функции, общество вознаграждает их особо; неравный доступ к благам приводит к тому, что разные страты пользуются неодинаковым престижем. Это создает упорядоченное, институционализированное неравенство, т. е. стратификацию.

В современной социологии доминирует признание неизбежности стратификации. Но это не означает бессилия и безразличия по отношению к судьбам людей, отсутствия возможности влиять на пути развития общества. Существует представление о возможности приближения к идеальной модели стратификации, которая предполагает, что в обществе многочисленны социальные слои, социальные дистанция между ними невелика, уровень мобильности высок, низшие слои составляют меньшинство, быстрый технологический рост постоянно повышает «планку» содержания труда, обеспечена социальная защищенность слабых, а также есть гарантии защищенности и условия реализации потенциальных возможностей всех членов общества.

Большинство современных обществ далеко от таких моделей. Им присущи 1) концентрация собственности, власти и образования у небольшой элиты и чрезмерная дистанция между нею и большинством членов общества; 2) немногочисленность среднего класса; 3) многочисленность низшего слоя и отсутствие действенных механизмов достижения высокого социального эффекта в обществе.

Для изучения стратификации общества введено понятие «социальная страта». Страта включает в себя множество людей с каким-то общим статусным признаком своего положения в обществе. Основанием для выделения страты выступает не любой признак, а лишь статусный, т. е. тот, который объективно приобретает в данном обществе ранговый характер «выше–ниже». В исследованиях стратификации выделяют три (высший, средний, низший) или более слоев общества. Важнейшими признаками выделения страт выступают: экономические (собственность, доход); профессионально-образовательные (характер и сфера труда, профессия, образование); властные (участие в политике, управлении, должностное положение); престижные (авторитет, принадлежность к элитным группам).

Наряду с этими базовыми признаками, которые напрямую влияют на расслоение, существует целый ряд дополнительных признаков, выступающих в скрытой форме либо проявляющихся в определенных случаях. Это половозрастные характеристики людей, этнонациональные качества, религиозная принадлежность, родственные связи, место проживания (Социология, 2003). Существуют признаки, определяющие потребление благ и образ жизни. Есть также ряд особых признаков (маргинальное положение, противоправное поведение), позволяющих выделять группы безработных, бездомных, эмигрантов, контингент исправительно-трудовых учреждений.

Социальные страты можно выделять по одному признаку. Однако в действительности положение каждого человека определяется множеством признаков и является результирующей целого ряда фактов и условий жизни. Поэтому социологи используют многомерный подход к анализу расслоения, комбинируя взаимозависимые признаки, определяющие статус человека или группы. В обществе существуют институциональные механизмы как закрепления социального неравенства, так и механизмы выравнивания статусных позиций. Например, институты собственности и наследования увеличивают неравенство, институт образования способствует его уменьшению.

С начала 90-х гг. ХХ в. в России произошли существенные изменения социальной структуры, вызванные кардинальными переменами в российском политическом устройстве. Качественный сдвиг в социальном составе населения сопровождался появлением новых социальных групп, среди которых стоит назвать буржуазию и новую бюрократию, а также многочисленный слой частных собственников, маргиналов и др. Интенсивные процессы социального расслоения привели к неравенству не только по имущественным признакам, но и к социальной поляризации по региональной, отраслевой и профессиональной принадлежности. В российских исследованиях стратификации общества в настоящее время преобладает многомерный подход. В качестве критериев измерения расслоения используются такие, как имущественное положение и доход, образование, позиция во властной структуре, социальный статус и самоидентификация, т. е. комбинация объективных и субъективных критериев. Современные социологи часто обращаются к субъективному статусу как индикатору стратификации. По мнению Ю. А. Левады (1998), анализ регулярных мониторинговых данных убеждает в том, что надежность «субъективной информации», с которой постоянно имеют дело массовые опросы, весьма высока, не меньше чем надежность той социальной статистики, которая дала мощный толчок социологической мысли с конца прошлого века.

Почему в качестве исходного материала берется субъективно определяемый статус, а не более привычные данные о размерах, распределении, оценках доходов или иные, в принципе объективно проверяемые показатели? Левада утверждает, что восприятие людьми своего собственного положения является одним из непреложных «социальных фактов» (в терминологии Э. Дюркгейма), рамки такого восприятия задают рамки любого социального действия.

В российском общества происходит дальнейшее углубление социальной дифференциации. Все пространство социальной стратификации определяется практически одним показателем, а именно материальным (капитал, доход, собственность) при резком снижении компенсаторных функций других критериев социальной дифференциации. Происходящие социальные изменения порождают как социальную поляризацию, так и процессы деиерархизации. Происходит постоянная перегруппировка и изменения способов самой дифференциации, она «расплывча­та», становится характерной для самих социальных слоев и все более проявляется на индивидуальном уровне, в повседневной жизни. Большая часть этих явлений не поддается четкой классификации. Каждый молодой человек ведет себя тем или иным образом в зависимости от обстоятельств. Социальное неравенство статусных позиций молодых людей, находящихся на разных этажах социальной пирамиды, т. е. в иерархии, представляет собой социальную стратификацию молодежи. Социальное расслоение в молодежной среде отражает общие социальные процессы. Молодежь представлена в различных социальных стратах и несет на себе, прежде всего, следы имущественного неравенства и различий в экономических возможностях и перспективах. Исследователями зафиксирован рост расслоения молодежи по социально-экономи­ческим характеристикам.

 

В молодежной среде образуются статусные группы (Ковалева, Луков, 1999), имеющие условное «равенство» статусов. Эти группы, в противоположность экономически детерминированным иерархичным сообществам, имеют типичный компонент социализационных траекторий, выступающий чаще всего как пересечение жизненных судеб и совпадение каналов социализации (как позитивных, так и негативных). Статусные молодежные группы в большинстве своем аморфны, а с точки зрения долговременной перспективы — ненадежны. Молодежь как социальная группа имеет внутригрупповую стратификацию по «статусным группам», строящимся по различным основаниям (преимущественно это — вид деятельности, досуговые занятия и т. д.).

 

 

Лит.: Левада, Ю. А. (1998) «Средний человек»: фикция или реальность // Экономические и социальные перемены: Мониторинг общественного мнения. №2. С. 7–8; Ковалева, А. И., Луков, В. А. (1999) Социология молодежи: теоретические вопросы. М. : Социум, 351 c.; Социология. Основы общей теории. (2003) / отв. ред. Осипов Г. В., Москвичев Л. В. М. : Норма. 912 с.; Ковалева, А. И. (2011) Общество и личность: Лекции по социологии : учеб. пособие / А. И. Ковалева. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та. 211 с.; Davis K., Moore, W. (1945) Principles of Stratification // Amer. Sociol. Rev. Vol. 10. №4. P. 242–249;

А. И. Ковалева, Н. А. Перинская