Научные проекты Московского гуманитарного университета

Социология молодежи

Социология молодежи

Электронная энциклопедия

под редакцией проф. Вал. А. Лукова

Энциклопедия / Молодежь в обществе

Юстиция ювенальная

 

Юстиция ювенальная — совокупность специализированных судебных учреждений (специализированных составов судов), а также их деятельность по осуществлению правосудия в отношении несовершеннолетних. Хотя фактор несовершеннолетия при решении вопросов квалификации правонарушения как смягчающего обстоятельства учитывается в законодательстве повсеместно, далеко не во всех странах есть Ю. ю. (так далее называется юстиция ювенальная) как особый правовой и социальный институт.

Ю. ю. имеет те или иные формы в непосредственной связи с получающими в обществе признание социальными теориями детства, молодежи, девиации и т. д. Закреплявший древнюю традицию принцип римского гражданского права patria potestas (отцовская власть) не только означал власть главы семейства над детьми (как и над женой и рабами) и их имуществом, но и передавал отцу право применения санкций за правонарушения, совершенные детьми, в рамках более общего права над лицом — jus vitae ac necis (право над жизнью и смертью). Дееспособность лиц до 25 лет по римскому праву также имела ограничения, вытекавшие из признания недостаточного опыта таких лиц. Со становлением буржуазной семьи и распространением обучения ребенок приобретает новые черты социального статуса, с конца 17 в. формируется современное понятие о детском возрасте, и это обстоятельство влечет за собой впоследствии изменение в правоприменении, все более учитывающем фактор воспитательного воздействия на ребенка как общественно значимый. С конца XVIII — начала XIX в. под влиянием просветителей (особенно Ж.-Ж. Руссо) распространяются идеи воспитания и защиты детей вне семьи: возникают воспитательные дома для сирот (в России по проекту И. И. Бецкого, в Дании по инициативе И. Ф. Струэнсе и т. д.), первое учреждение по типу детского сада создает Р. Оуэн в Нью-Лэнарке, Шотландия (1802), появляются детские приюты, не связанные с деятельностью монастырей (в России — с 1837) и т. д. Хотя эти нововведения не затрагивали систему правосудия, тем не менее они создавали условия для последующего изменения концепции наказания несовершеннолетних за совершенные правонарушения, а затем и образования элементов Ю. ю.

В конце 19 — начале 20 в. в ряде стран формируются специальные составы судов для несовершеннолетних (1899 — в США, 1908 — в Германии, 1910 — в России и т. д.). В деятельности первого суда для несовершеннолетних, появившегося в американском штате Иллинойс в 1899, была в виде правового механизма реализована концепция детства, согласно которой (1) ребенок не обладает сформировавшейся личностью и не может нести ту же ответственность за преступление, что и взрослый; (2) ребенок легче поддается мерам перевоспитания, в итоге (3) существовавшая система судопроизводства по уголовным делам рассматривалась как неприемлемая для несовершеннолетних правонарушителей: в их отношении признавался приоритет мер перевоспитания, а не наказания за преступление. В целом это означало правовое закрепление принципа отличий детей от взрослых и отделение учреждений Ю. ю. в автономную систему юстиции. По этому образцу к 1920 во всех штатах США возникли суды для несовершеннолетних и соответствующая система правоприменения.

Существенным и в американской, и в европейской моделях Ю. ю. стало внимание к личности ребенка. Процедура следствия предусматривала сбор многообразной социальной информации о ребенке, совершившем правонарушение (история семьи, социальное окружение, посещение школы, церкви и т. д.). Общая линия на декриминализацию, передачу ребенка на поруки общине, использование инструмента надзора со стороны социальных работников и т. д. отражала гуманистическую ориентацию Ю. ю. Большое значение для утверждения этой ориентации имели концепции прав человека и прав ребенка. В судебных делах Кента (1966) и Голта (1967) утвердилась правовая основа американской доктрины Ю. ю., базирующаяся на конституционных правах несовершеннолетних (право на защиту от самообвинения, на справедливое обращение и др.).

В обосновании необходимости Ю. ю. и гуманизации наказания несовершеннолетних за правонарушения важную роль сыграли социологические теории «навешивания ярлыков» (Г.Беккер), «стигматизации» (И.Гоффман). Однако уже с 1960–1970-х гг. в странах, где утвердилась Ю. ю., общественное мнение не столь позитивно оценивало эффективность данного института. Этому способствовало эмпирическое подтверждение его слабой реабилитационной функции. Снижение роли наказания за совершенное преступление и перенос центра тяжести на воспитательные меры, патронаж, образовательные программы воспринималось в обществе на фоне роста подростковой преступности как неоправданные, несправедливые действия. Распространенное в общественном сознании восприятие подростков, молодежи как социальной опасности (что отразилось и в теоретических концепциях молодежи) привело к острой дискуссии в ряде стран относительно Ю. ю., противники которой требуют ликвидации этого института как приносящего молодому человеку не пользу, а вред. Хотя эта крайняя позиция не получила поддержки, в странах, имеющих развитые формы Ю. ю., все же произошел переход к более строгим мерам, принимаемым в отношении несовершеннолетних, совершивших особо тяжкие преступления.

В современной России имеется довольно значительное число сторонников введения Ю. ю. как среди юристов, так и среди социологов, педагогов, социальных работников и др. Попытки сформировать учреждения Ю. ю. предпринимались с конца 1980-х гг. в рамках выработки концепции государственной молодежной политики и новых подходов к законодательству о молодежи. Однако закрепить идеи Ю. ю. на уровне законодательства тогда не удалось. Единственным реальным шагом в 1990-е гг. стало создание специализированных составов судов для несовершеннолетних в Московской области в порядке эксперимента, санкционированного Минюстом России, но не имевшего правовых и организационных последствий (в разработке основ Ю. ю. в рамках этого эксперимента видную роль играл крупный юрист и социолог Г. М. Миньковский). Идея Ю. ю. по-разному воспринимается различными органами государственной власти в России. При подготовке Федерального закона «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» (вступил в силу в 1998) была сделана попытка установить правовые нормы, на которых могла бы строиться Ю. ю. Однако не удалось преодолеть возникшего сопротивления. В 1999 началась работа над законопроектом «Основы законодательства о ювенальной юстиции Российской Федерации» в соответствии с распоряжением Государственного Комитета РФ по молодежной политике. Подготовленный законопроект свидетельствует о том, что в российском обществе Ю. ю. воспринимается не как собственно правовой институт, а как совокупность правовых механизмов, медико-социальных, психолого-педагогических и реабилитационных, а также иных процедур и программ, предназначенных для обеспечения наиболее полной защиты прав, свобод и законных интересов несовершеннолетних, а также лиц, ответственных за их воспитание, реализуемых системой государственных и негосударственных органов, учреждений и организаций.


 

Лит.:Луков В. А., Поллыева Д. Р., Гостева Н. А. Концепция государственной молодежной политики в СССР. М., 1989; Щеглова С. Н. Социология прав детей в России: новый век, новые проблемы, новые перспективы. М., 2001; Rothman D. Conscience and Convenience: The Asylum and Its Alternatives in Progressive America. Boston, 1980; Roberts A. (Ed.) Social Work in Juvenile and Criminal Justice Setting. Springfield (Ill.), 1983.

Вал. А. Луков