Научные проекты Московского гуманитарного университета

Социология молодежи

Социология молодежи

Электронная энциклопедия

под редакцией проф. Вал. А. Лукова

Энциклопедия / Молодежь в обществе

Образовательный опыт молодежи

 

 

Образовательный опыт молодежи — переживания представителей различных групп молодежи и осваиваемые ими социальные практики, возникающие в процессе реализации социальной роли ученика, как результат социальных взаимодействий между учеником и учителем, учеником и учеником, учеником и группой по поводу обучения в образовательных организациях и опосредованных социальных взаимодействий (самообразования).

Ядром образовательного опыта представителей молодежи выступают осознанные переживания по поводу знаний, умений, навыков, сами знания, умения, навыки; отношение к образованию; интериоризированные формальные и неформальные нормы, правила института образования. К полупериферии данного опыта относятся типизированные способы взаимодействия с учителем, учеником, группой учеников как Другими и способы обучения, приобретающие в процессе обучения характер социальных практик (привычки учиться определенными способами). К периферии — типизированные контакты с Другими, обеспечивающими учебный процесс; обучающимися в параллельных группах; представления об образовательном пространстве и т. д.

Понятие «образовательный опыт» отражает образование как сферу повседневной деятельности индивидов и результат их социальных взаимодействий, позволяет проанализировать субъективный смысл образования, не сводя его только к отношению (Селиверстова, 2015а, 2015b).

Непрерывное обучение и непрерывное образование — явления типичные для современной молодежи. По данным Росстата, в 2009 г. большинство среди студентов, получавших второе высшее образование, (66,5% мужчин и 70% женщин) составляли лица в возрасте до 30 лет (Логинова, 2012).

Образовательный опыт современной молодежи начинает формироваться достаточно рано: до поступления ребенка в дошкольную образовательную организацию (ДОО) и/или параллельно с обучением в ДОО в качестве Других выступают родители, руководители различных платных кружков, групп подготовки к поступлению школу. Родители, другие значимые взрослые, сверстники на протяжении значительного периода жизни молодежи могут выступать субъектами образовательного процесса, определяемого как информальное образование (Горшков, Ключарев, 2011: 13).

Для современной молодежи специфика социального взаимодействия по линии ученик-учитель заключается в том, что в рамках традиционной объект-субъектной педагогики, учитель планомерно, целенаправленно и последовательно воздействует на ученика. Для субъект-субъектных взаимодействий необходимыми условиями выступают не только педагогические методы и приемы, но и активность обучающегося, его способность выступать субъектом. В настоящее время в России актуализируется проблема недостаточности базовых знаний на разных образовательных уровнях, что существенно ограничивает субъектность обучающегося.

В социальных взаимодействиях по линии ученик-ученик  у молодежи гораздо больше возможностей проявить свою социальную субъектность. Важность данных процессов заключается  в том, что происходит типизация социальных взаимодействий со сверстниками в зависимости от их формальных и неформальных статусов, индивидуальных личностных особенностей, гендерной принадлежности.

Социальные взаимодействия по линии ученик-группа выделяются в ряду рассматриваемых, представляя собой особые случаи. Они возникают в ситуациях выбора, когда ученик а) готов или вынужден проявить солидарность с группой; б) имеет смелость выступить против группы. В любом случае это серьезные переживания, связанные с самим выбором и его последствиями. Изменение установок и моделей поведения ученика может быть результатом всех рассмотренных социальных взаимодействий.

Существующие в современном обществе формы среднего общего (семейное образование, самообразование, очно-заочная, заочная), среднего профессионального и высшего образования (дистанционная, очно-заочная, заочная) помимо классно-урочной системы вкупе с возможностями учащегося предполагают  разную интенсивность социальных взаимодействий между участниками образовательного процесса, от практически ежедневного взаимодействия в период учебного года до социальных контактов по поводу консультации или аттестации учащегося или преимущественно опосредованного взаимодействия. Образовательный опыт конкретного представителя молодежи может быть сведен к минимуму социальных взаимодействий и его основные переживания будут связаны непосредственно со знаниями, навыками, умениями. И в этом случае образовательный опыт не теряет своей социальной природы, благодаря средствам обучения, обращению к знаниям, созданным другими людьми.

Выбор формы образования может быть обусловлен сознательной ориентацией субъекта на минимизацию социальных взаимодействий с другими участниками образовательного процесса (Селиверстова, Мельман, 2014).

В процессе обучения индивид вырабатывает свои способы освоения знаний, умений, навыков. Для части учеников они идентичны способам демонстрации своей подготовки во время контроля. Это заучивание заданного материала (зубрежка), понимание причинно-следственных связей в изучаемых явлениях, списывание заданий (информационные технологии представляют большие возможности для реализации данной практики), ответы на подсказках, ответы, основанные только на предыдущем объяснении учителя (без самоподготовки) и т. д. В процессе обучения возникают привычки учиться определенным способом, которые становятся частью образовательного опыта и используются на разных уровнях образования.

Образовательный опыт молодежи одновременно наполнен рутинными событиями, обусловленными традициями организации учебного процесса, типизированными взаимодействиями и уникальными — связанными с социальными взаимодействиями с неординарными учителями, одноклассниками, однокурсниками — событиями учебной и внеучебной деятельности; встречами в повседневной жизни с людьми, сообщившими новые знания, повлиявшими на формирование новых навыков и умений.

Образовательный опыт молодежи как результат самообразования включает преимущественно знаниевую компоненту, умения, навыки и переживания по их поводу. В контексте непрерывного образования самообразование приобретает вынужденный характер.  В настоящее время реализовать эту потребность с учетом возможностей, предоставляемых новыми информационными технологиями, не сложно. Но оно может быть обусловлено и стремлением индивида к социальному отчуждению, предпочтению опосредованных взаимодействий.

Присутствие IT-технологий в образовательном опыте современной молодежи вне зависимости от уровня и форм образования является отличительной характеристикой образовательного опыта данной социально-демографической группы и ведет к полярным результатам. С одной стороны, облегчен доступ к оцифрованным источникам (электронные библиотечные системы, размещение в свободном доступе в Интернете), с другой стороны, сложились условия для девиантного поведения учащейся молодежи (частичное или полное заимствование контрольных, лабораторных, курсовых, выпускных квалификационных и других работ, сдача экзамена или зачета с помощью приобретенных в Интернете миниатюрных устройств и т. д.). По мнению Г. Е. Зборовского, информационные технологии значительно облегчили  не только процесс овладения образовательным знанием, но и само знание. Распространенной в сфере социально-гуманитарного образования является ситуация, когда студенты среднестатистического российского вуза обращаются не к учебникам и монографиям, а к  студенческим рефератам, сомнительным сайтам или «дайджестам», «своеобразным симулякрам серьезных работ» (Зборовский, 2012: 15). Социальная реальность такова, что правомерно вести речь об имитации производства, передачи и освоения знания (Латов, Ключарев, 2015). В подобных случаях образовательный опыт конкретных молодых людей будет содержать способы вполне легитимного получения дипломов о наличии квалификаций разных уровней профессионального образования и симулякры знаний, а не сами знания.

Знание как социально распределяемый ресурс в условиях дифференциации российского общества по доходам уже на уровне дошкольного образования приводит к закреплению детей в образовательных организациях разной степени престижности и качества предлагаемых образовательных услуг. Получение образования в таких организациях ведет к значительным различиям в образовательном опыте молодежи. Кроме того, одно и то же знание осваивается обучающимися по-разному, в зависимости от их способностей и других личностных свойств (Шюц, 2004). Это также отличает образовательный опыт конкретных представителей молодежи.

В настоящее время, по мнению И. М. Ильинского, результатом образования или «конечным смыслом образования» выступает не знание, а понимание. Аргумент данной позиции заключается в том, что при существующих потоках информации наращивание только компонента знаний бессмысленно, необходимо учить пониманию: «Вуз должен через знание развивать мышление до стадии понимания» (Ильинский, 2014: 10). В ситуации, когда знание имеет способность устаревать достаточно быстро, иногда к моменту окончания вуза, оно теряет ценность. Безусловную ценность приобретает способность уметь находить нужное знание, использовать его в соответствии с поставленными целями. Операционализация понятия «понимание» затруднительна для социологического эмпирического исследования. Понимание может быть зафиксировано контрольно-измерительными материалами, если это задание представлено в форме какой-либо задачи (задания), а не обычного теста. Но это предмет деятельности преподавателя, а не исследователя-эмпирика.

Образовательное знание может быть ошибочным, искаженным в процессе восприятия.

Практические навыки и умения имеют безусловную ценность у прагматичных и практикоориентированных современных школьников и студентов. Среди студентов среднестатистических вузов наблюдается тенденция к стремлению приобрести конкретный навык или умение без овладения теоретическим знанием.

Образовательный опыт молодежи целесообразно рассматривать с учетом социальной стратификации, именно так возможно выявить такие его характеристики как индивидуальное и типичное.

 

Лит: Горшков, М. К., Ключарев, Г. А. (2011) Непрерывное образование в контексте модернизации. М. : ИС РАН, ФГНУ ЦСИ. 232 с.; Зборовский, Г. Е. (2012) Образовательное знание как проблема социологии // Социологические исследования. № 2. С. 12–20; Ильинский, И. М. (2014) «Знание — понимание — умение» как формула перспективной научной и образовательной политики // Знание. Понимание. Умение. № 1. С. 5–17; Латов, Ю. В., Ключарев, Г.А. (2015) Неформальные «правила игры» в образовательной системе: симуляция образования, симулякры и брокеры знаний // Общественные науки и современность. № 2. С. 31–41; Логинова, К. (2012) Инфляция дипломов // Профиль. № 909 (21) [Электронный ресурс].  URL: http://www.profile.ru/obshchestvo/obrazovanie/item/73558-inflyatsiya-diplomov-73558 (дата обращения 01.06.2015); Селиверстова, Н.А. (2015а) Образовательный опыт как понятие социологии // Знание. Понимание. Умение. № 2. С. 79–87; Селиверстова, Н. А. (2015b) Знания, умения, навыки как элементы образовательного опыта молодежи // Научные труды Московского гуманитарного университета. № 4. С. 28–34 (DOI: 10.17805/trudy. 2015.4.3); Селиверстова, Н. А., Мельман, В. (2014) Экстернат как опыт подготовки школьников к поступлению в вуз // Высшее образование для XXI века: XI Международная научная конференция. Москва, 27–29 ноября 2014 г. : Доклады и материалы. Секция 2. Социология образования / отв. ред. Н. А. Селиверстова. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та. С. 70–76; Щюц, А. (2004) Методология социальных наук // Щюц, А. Избранное : Мир, светящийся смыслом / пер. с нем. и англ. М. : РОССПЕН. 1056 с. С. 7–147.

 


Н. А. Селиверстова