Научные проекты Московского гуманитарного университета

Социология молодежи

Социология молодежи

Электронная энциклопедия

под редакцией проф. Вал. А. Лукова

Энциклопедия / Молодежь в обществе

Ценностные ориентации молодежи

 

Ценностные ориентации молодежи – направленность субъекта (молодого человека, молодежной группы, сообщества) на цели, осознаваемые им позитивно значимыми (благими, правильными, высокими и т. п.) в соответствии с принятыми в обществе (сообществе) образцами или в противовес им, исходя из имеющегося жизненного опыта и индивидуальных или групповых предпочтений.

Такая направленность представляет собой совокупность устойчивых мотивов, лежащих в основе ориентации субъекта в социальной среде и его оценок ситуаций. Она может осознаваться в разной степени, выражаться в фактах поведения, веры, знания и иметь форму стереотипа, суждения, проекта (программы), идеала, мировоззрения. При этом из направленности на признаваемые позитивными жизненные цели не следует автоматически активных действий субъекта по их достижению в реальной действительности (Луков В., Луков Вл., 2013: 94).

В соответствии с оценкой, данной в ряде работ (Луков В., Луков Вл., Захаров, 2006, 2008; 2009, 2011), исследование ценностных ориентаций в России велось с середины 1960-х гг., когда появились теоретические работы психолога Б. Г. Ананьева, социологов А. Г. Здравомыслова, В. А. Ядова и др., а также эмпирические исследования, крупнейшим из которых стало социологическое и социально-психологическое исследование ценностных ориентаций рабочих (в том числе и молодых), выполненное ленинградскими учеными под руководством В. А. Ядова в начале 1970-х гг. (Журавлева, 2006).  В советское время изучение ценностных ориентаций молодежи в значительной мере было направлено на выявление их соответствия коммунистическому идеалу, социалистическому образу жизни (Шендрик, 1990). В период перестройки (1985–1991 гг.) поле проблем заметно расширилось за счет исследований неформальных молодежных объединений (фактически это был путь к переходу к изучению молодежных субкультур). С 1990-х гг. ценностные ориентации российской молодежи стали исследоваться немалым числом отдельных ученых и научных коллективов. Ситуация смены общественного строя и «переоценки ценностей» в масштабе целой страны подтолкнула ученых к осмыслению трансформаций ценностных ориентаций россиян. Большое научное значение имеет крупное исследование динамики ценностных ориентаций россиян, проведенное под руководством Н. И. Лапина. В 2000-е гг. в России проведены десятки эмпирических исследований, защищены несколько сотен диссертаций по проблемам ценностных ориентаций молодежи (Журавлева, 2006). Правда, нередко масштабы таких исследований, их методическая корректность и возможности сопоставления данных остаются предметом критики.

Многие социологические опросы последних лет в своих выводах фиксируют общий ценностно-нормативный кризис у российской молодежи, который имеет характер переоценки культурных, этических и духовных ценностей предшествующих поколений. Полученные данные нередко трактуются как нарушение преемственности и передачи социокультурного опыта от старшего поколения к последующему (Карпухин, 2006).

В период трансформации российского общества 1990-х гг. резко снижается в молодежной среде значение интегральных ценностей. Исследования начала 1990-х гг. отражают главным образом смену ценностных маркеров, соотносимых с социальной нормой. В то же время базовые ценности передаются из поколения в поколение в достаточно устойчивых конфигурациях.

В исследованиях студенческой молодежи, проводимых в рамках научного направления «Социология молодежи» Институтом фундаментальных и прикладных исследований Московского гуманитарного университета фиксируются ценностные ориентации по ряду косвенных показателей, исходя из того, что студенчество находится в активной стадии вторичной социализации, что представляется двусторонним процессом, где одна сторона состоит в том, что общество постоянно в разных формах, разными способами и с разным эффектом задает личности ориентиры социально приемлемого поведения и мышления. Другая сторона процесса социализации — освоение индивидом этих организующих и ориентирующих его импульсов, идущих от общества. Итог социализации — это результирующая многих разнонаправленных воздействий.

В период студенчества можно говорить лишь о некотором уровне социализации, достигнутом к этому времени, который подвергается изменению уже в силу того, что любая образовательная система непосредственно выступает в качестве института социализации. Кроме этого, в студенческие годы на личность начинает оказывать все большее влияние макросоциальная среда: она понимается как источник ориентаций и регулятор выбора жизненных позиций. Следовательно, и ценностные ориентации: во-первых, во многом будут отражать принятые в обществе жизненные ориентиры, и, во-вторых, зависеть от актуальной ситуации и подвергаться адаптивным изменениям. И в то же время, ценностные ориентации достаточно автономны и могут передаваться от поколения к поколению не только в порядке прямого наследования, но и через сетевую коммуникацию в многообразных социальных общностях (Луков, 2006).

В ряде исследований МосГУ, в частности в общероссийском мониторинге «Российский вуз глазами студентов» (2000–2012 гг.), ценностные ориентации студентов представлены прежде всего через ответы на вопрос, что для них означает «хорошо жить». Такой подход основывается на придании значимости субъективным конструкциям своего современного положения на фоне ожиданий относительно жизненной траектории в обозримом будущем. В таблице 1 (и далее) представлены данные ответа на этот вопрос, полученные в 2008 г.

Таблица 1. Ценностные ориентации студентов (в % к числу опрошенных)

Что для Вас означает «хорошо жить»?

%

быть материально обеспеченным

иметь хорошую работу

иметь хорошую семью

совсем не работать

иметь власть, занимать высокое положение в обществе

любить и быть любимым

быть здоровым

жить не для себя, а для людей

иметь хорошее образование

чувствовать себя защищенным, в безопасности

быть независимым, свободным

другое

77,9

65,9

70,4

2,4

17,6

 

65,9

70,7

7,3

14,8

29,6

 

37,0

2,1

 

Представления о стандартах «хорошей жизни» у студентов включают в порядке иерархии выбора: материальную обеспеченность; хорошую семью; здоровье; хорошую работу. При этом малозначимыми позициями являются: альтруистские настроения (жить не для себя, а для людей), желание иметь власть, занимать высокое положение в обществе,  «совсем не работать».

Существенными в плане анализа ценностных установок студентов являются ответы на вопрос «Как Вы считаете, можно ли сегодня достичь высокого положения в обществе благодаря честному, добросовестному труду?». Здесь проявляется как общая установка на трудовую деятельность, так и представление о допустимости, легитимности различного рода девиаций, отклонений от моральных норм (таблица 2).

Таблица 2. Ориентации студентов на честный, добросовестный труд

(в % к числу опрошенных)

 

Как Вы считаете, можно ли сегодня достичь высокого положения в обществе благодаря честному, добросовестному труду?

%

да

нет

трудно сказать

42,7

23,3

34,0

 

Положительные ответы интерпретируются как готовность к действию в рамках принятых в обществе моральных норм.

По критериям национально-патриотической направленности студенты идентифицируют себя как патриоты, жители своей страны без лишней активности с целью доказать свою позицию окружению. Индикатором патриотических установок (таблица 3) респондентов выступает в том числе и вопрос: «Если бы Вам предложили выгодный контракт, который предполагает выезд за границу на постоянное место жительства, Вы бы согласились?»

Таблица 3. Патриотические ориентации студентов

(в % к числу опрошенных)

Если бы Вам предложили выгодный контракт, который предполагает выезд за границу на постоянное место жительства, Вы бы согласились?

 

%

да

нет

не знаю

41,7

24,6

33,7

 

При этом студенты не стремятся принимать участие в общественно-политических движениях либо состоять в политических партиях, демонстрируя крайне низкий уровень общественно-политической активности (таблица 5). Динамика оценок по данному вопросу отражает устойчивость общественно-политической позиции студентов.

Две трети респондентов ответили, что гордятся своей страной, при этом каждый пятый затруднился с ответом на данный вопрос. В условиях многонациональности России все же практически 65% в целом по выборке чувствуют свою принадлежность к определенной нации (таблица 4). При условии возможности выбора страны при рождении каждый второй отметил «Россия», в большей степени патриотизмом в этой связи отличаются представители регионов. При этом нельзя утверждать абсолютную лояльность респондентов к представителям других наций. Лишь половина опрошенных ответили, что не обращают внимание на представителей других наций, и только каждый третий считает возможным заключение собственного брака или брака своих детей с представителями других национальностей.

Таблица 4. Национальная идентификация студентов

(в % к числу опрошенных)

Ощущаете ли Вы свою принадлежность к какой-либо национальности со своим языком, обычаями и традициями?

 

%

да, чувствую принадлежность к определенной национальности

чувствую свою принадлежность сразу к нескольким национальностям

нет, не чувствую своей принадлежности ни к какой определенной национальности

64,6

 

16,0

 

19,4

Обращаете ли вы внимание на национальность окружающих?

%

обычно не обращаю

обращаю, если они мне чем-то несимпатичны

обращаю в любом случае

49,9

32,3

 

17,8

Допускаете ли Вы, что Вы сами или Ваши дети заключат брак с представителями другой национальности?

 

%

безусловно, да

скорее да

скорее нет

безусловно, нет

затрудняюсь ответить

19,6

29,3

20,0

11,5

19,6

 

Таблица 5. Общественная и политическая рефлексия студентов

(в % к числу опрошенных)

Являетесь ли Вы членом каких-либо политических партий, общественных организаций, участником общественно-политических движений?

 

%

да

нет

не знаю

11,6

88,4

31,5

 

При общей национальной терпимости лишь 22,9% респондентов в целом по выборке допускают, что Президентом страны  может стать представитель иной национальности и только 19,6% безусловно допускают возможность заключения брака их детьми либо ими самими с представителями иной национальности.

По результатам исследования Ф. Э. Шереги, проведенного в 2009 г., «среди молодежи 72% проявляют симпатию к представителям тех или иных этносов, и примерно 28% этнически "апатичны”. Спектр симпатий широк и представителен, так как опрошенные высказывали отношение в адрес не своего этноса. Как объекты симпатии лидируют русские, украинцы, белорусы (в среднем по 9%); далее спектр симпатий дробится в пределах 1–4%» (Шереги, 2010). При этом отмечается, что «этническая замкнутость части молодежи проявляется в ее отношении к межэтническим бракам: среди русских – 21,4%, украинцев и белорусов – 10%, татар – 32,4%, представителей других этносов – последователей ислама – 21,3% считают, что близкие им люди (родственники) должны заключать брак только с представителем своего этноса. В принципе это невысокие показатели этнической замкнутости. Иное дело, что в качестве ограничителя межэтнических браков далее включаются конфессиональные критерии» (Мчедлов, 2005).

В исследовании религиозной толерантности ВЦИОМ было отмечено, «что верующих в бога среди молодежи – 49,5%, доля безразлично относящихся к религии – 15,2%, а доля неверующих – 8,7%. В распределении по возрастным группам доля верующих в Бога составляет: 14–17 лет – 43,5%, 18–20 лет – 47%, 21–24 года – 48,3%, 25–30 лет – 55,1%» (Шереги, 2010).

Качественно описывая современное общество, респонденты уверены, что молодежь сегодня характеризуется как агрессивная и циничная, без особых склонностей к трудолюбию, духовности, благородству, честности, но при этом может быть инициативной и способной работать в команде, где хранит верность товарищам. Все то, что недостает, по мнению опрошенных, современной молодежи, они видят в отличительных качествах старшего поколения: трудолюбие, патриотизм, духовность, благородство, честность. При этом основными собственными устремлениями в жизни респонденты считают благополучие, наличие семьи и личного счастья.

По мере социализации в рамках высшего учебного заведения ценностные ориентации студентов имеют тенденцию изменения, хотя значимость самого учебного заведения высшего профессионального образования как агента социализации в этом процессе крайне мала. В поисках самого себя студенты отталкиваются от ценностных ориентаций, привитых семьей – базовым институтом социализации, и как показывают исследования, влияющим на респондентов на очень длительном их жизненном отрезке, пытаясь проецировать полученные ценности на свою собственную жизнь. Семья остается для молодежи значимой ценностью и в своей будущей жизни они стремятся к получению собственной благополучной семьи. Не менее значимой, сформированной в процессе вторичной социализации является ценность материального благополучия, для реализации которой, как представляют сами респонденты образование (диплом) играет не последнюю роль. Помимо диплома, респонденты видят в качестве сопутствующих факторов достижения материального благополучия: поддержку родителей, наличие связей собственных и своей семьи с нужными людьми.

Большинство респондентов  оптимистично, практически две трети опрошенных смотрят в будущее «с надеждой и оптимизмом», распределение в данных оценках примерно равномерное по выборке. Практически каждый второй отметил, что за последний год его жизнь изменилась к лучшему.

Исследования российской молодежи показывают, что в новых условиях не произошло полного отторжения молодого поколения от российских культурно-исторических ценностей предшествующих поколений. Более того, можно утверждать, что в условиях глобализации и все усиливающего давления СМИ, отражающих доминирующее положение прозападной культуры в современном мире и, безусловно, сказывающихся на российской молодежи и ее ценностном становлении, система ценностей в тезаурусах молодых россиян приобретает все более автономный характер, в такой форме выражающий стремление и возможность русского народа отстоять свою самоидентичность.

 

Лит.: Журавлева, Н. А. (2006) Динамика ценностных ориентаций личности в российском обществе. М. : Изд-во «Ин-т психологии РАН». 334 с.; Карпухин, О. И. (2000) Молодежь России: особенности социализации и самоопределения // Социол. исследования. № 3. С. 124–128; Лапин, Н. И., Беляева, Л. А. (отв. ред.) (1996) Динамика ценностей населения реформируемой России. М. : Эдиториал УРСС. 224 с.; Луков, В. А. (2006) Воспитание как ответ на вызовы глобализации // Знание. Понимание. Умение. № 1. С. 106–109; Луков, В. А., Луков, Вл. А., Захаров, Н. В. (2006) Проблема ценности как концепта и ценностные ориентации российской молодежи // Тезаурусный анализ мировой культуры. Вып. 8 / под общ. ред. Вл. А. Лукова. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та. С. 3–16; Луков, В. А., Луков, Вл. А., Захаров, Н. В. (2008) Ценностные ориентации российской молодежи и проблема национальной безопасности // Проблемы исследования молодежи: материалы для обсуждения на заседаниях «круглых столов» в Ин-те фундамент. и приклад. исследований МосГУ / под общ. ред. Вал. А. Лукова. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та. С. 37–52; Луков, В. А., Луков, Вл. А., Захаров, Н. В. (2009) Социальные и культурные ценностные ориентации российской молодежи // Высшее образование и гуманитарное знание в XXI веке: монография-доклад / под общ. ред. Вал. А. Лукова и Вл. А. Лукова. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та. 480 с. С. 124–135; Луков, В. А., Луков, Вл. А., Захаров, Н. В. (2011) Ценностные ориентации российской молодежи в свете теории ценностей // Вестник Оренбургского государственного университета. № 2 (121). С. 19–26; Луков, В. А., Луков, Вл. А. (2013) Тезаурусы II: Тезаурусный подход к пониманию человека и его мира. М. : Изд-во Нац. ин-та бизнеса. 640 с.; Мчедлов, М. П. (2005) Религиозность молодых россиян // Российская молодежь: проблемы и решения. М. : Центр социальн. прогнозирования. 648 с. С. 48–60; Шендрик, А. И. (1990) Духовная культура советской молодежи: сущность, состояние, пути развития. М.: Мол. гвардия. 305 с.; Шереги, Ф. Э. (2010) Этническая и религиозная толерантность молодежи // Мониторинг общественного мнения. М.: ВЦИОМ. № 4 (98). С. 20–39.


В. А. Гневашева