Научные проекты Московского гуманитарного университета

Социология молодежи

Социология молодежи

Электронная энциклопедия

под редакцией проф. Вал. А. Лукова

Молодежь в обществе / Молодежные субкультуры

Фольклорно-этнографическая форма неотрадиционализма молодежи в России

 

Фольклорно-этнографическая форма неотрадиционализма молодежи в России — 1) набор социальных практик молодежи, связанный с воспроизводством фольклорных традиций русской этнической культуры, адаптацией фольклорных элементов к современной модели общества; 2) форма освоения социальных практик, ценностных ориентаций и ценностных эталонов молодежью через участие в деятельности групп, коллективов и организаций, опирающихся на изучение этно-фольклора.

Применение исследовательского подхода к рассмотрению неотрадиционализма молодежи как процесса использования норм, ценностей из традиционной культуры и адаптация к современным условиям, позволило выделить различные формы такой адаптации в молодежной среде. Одной из данных форм, характерной для молодежи в Центральном федеральном округе России, является фольклорно-этнографическая форма неотрадиционализма (Лапшин, 2014).

Фольклорно-этнографическая форма неотрадиционализма, связана, прежде всего, с воспроизводством фольклорных традиций русской этнической культуры, которая в том числе происходит на профессиональной основе с воспитательными целями, целями популяризации русской культуры, вписывания фольклорных традиций в современную музыкальную культуру страны и мира. Эти занимаются, например, Российский фольклорный союз, различные фольклорные музыкальные ансамбли, творческие объединения, занимающиеся организацией фестивалей и др. Как пишет исследователь-этнограф О. А. Ключникова, коллективы осваивают фольклорный материал по законам письменной культуры: они обращаются чаще всего только к песенно-музыкальной стороне народной традиции и воспроизводят ее образцы, зафиксированные в нотах или фонограмме. Подготовкой таких исполнителей занимаются несколько высших учебных заведений России, таких как Санкт-Петербургская консерватория, Вологодский педагогический университет, Воронежский институт искусств (Ключникова. Электр. ресурс).

Российский фольклорный союз проводил в начале 1990-х гг. социологическое исследование и составил коллективный портрет участников фольклорного движения. Выяснилось, что участники фольклорных групп предпочитают заниматься традициями своего (или какого-либо одного) региона, области; основой своей деятельности считая собирательскую работу, поездки в села к носителям народной культуры старшего поколения. Заявляя о своей «нелюбви» к сцене, участники таких групп воспринимают ее лишь как неизбежную форму, которая утвердилась в современной городской жизни. Многие коллективы даже и не называют себя ансамблями. Среди самоназваний: «семейный фольклорный театр», «научно-творческое объединение», «вольное товарищество», «историко-этнографический клуб», «община», «молодежное фольклорное объединение», «лаборатория», «фольклорный клуб» и т. д.

С. Ю. Неклюдов говорит о трансформации непосредственно самих фольклорных форм и называет это «постфольклором» («Постфольклор»… Электр. ресурс). Речь идет не о русских фольклорных традициях, а о фольклоре горожан, молодежи и пр. — устных формах народного творчества, которые приобрели самое разное звучание, но выполняют почти те же функции, что и классический фольклор — устную, нефиксированную творческую традицию.

Характерной чертой данной формы неотрадицоналима является не воспроизведение элементов традиционной культуры через музыку, танец, вокальной пение и т. д., а заимствование и трансформация этих элементов для включения их в культуру повседневности современного общества. Использование трансформированных элементов в социальных практиках, адаптация их к современным нуждам молодежи.

 

Лит.: Ключникова, О. А. О современных тенденциях фольклорного движения России [Электронный ресурс] // http://www.folklore.ru/article/122-folklornoedvigenie.html (дата обращения: 4.06.2015); Ламажаа, Ч. К. (2013) Архаизация общества. Тувинский феномен. М. : Либроком. 272 с.; Ламажаа, Ч. К., Намлинская, О. О. (2013) Российские модели архаизации и неотрадиционализма в условиях модернизации // Современное состояние культуры и общества: особенности и перспективы развития России: сб. науч. статей / Моск. гуманит. ун-т. М. С. 99–103; Лапшин, В. А. (2014) Неотрадиционализм в Центральной России: формы, движения, идеология // Знание. Понимание. Умение. № 2. С. 102–108; Луков, В. А., Погорский, Э. К., Тихомиров, Д. А. (2011) Государственная молодежная политика: российская и мировая практика реализации в обществе инновационного потенциала новых поколений // Знание. Понимание. № 4. С. 231–236;  Луков, В. А. (2012) Теории молодежи: междисциплинарный анализ. М. : «Канон+» РООИ «Реабилитация». 528 с.; Мадюкова, С. А., Попков, Ю.  В. (2010) Социокультурный неотрадиционализм: воспроизведение традиций и воспроизводство этничности [Электронный ресурс] // Новые исследования Тувы. № 2. URL: http://www.tuva.asia/journal/issue_6/1743-madyukova-popkov.html (дата обращения: 14.06.2015); Мадюкова, С. А., Попков, Ю. В. (2011) Феномен социокультурного неотрадиционализма / под ред. Е. А. Тюгашева. СПб. : Алетейя. 132 с.; Николаева, Е. В. (2004) Неотрадиционализм в культуре повседневности: Российская версия конца XX века : автореф. дис. … канд. культ. М. 27 с.; «Постфольклор» — современный русский городской фольклор [Электронный ресурс] // Magan.org.il. URL: http://madan.org.il/node/855 (дата обращения: 4.06.2015).

 


В. А. Лапшин