Научные проекты Московского гуманитарного университета

Социология молодежи

Социология молодежи

Электронная энциклопедия

под редакцией проф. Вал. А. Лукова

Молодежь в обществе / Молодежные субкультуры

Военно-этнографическая форма неотрадиционализма молодежи в России

 

Военно-этнографическая форма неотрадиционализма молодежи в России — 1) альтернативная форма освоения ценностных ориентаций и ценностных эталонов молодежью с опорой на традиционные ценности деревенской общины, воинской традиции и православного христианства; 2) процесс освоения через участие в молодежных движениях и субкультурах, социальных практиках моделей поведения и норм, характерных для традиционной русской воинской, «мужской», «кулачной» культуры.

Применение исследовательского подхода к рассмотрению неотрадиционализма молодежи как процессу использования норм, ценностей из традиционной культуры и адаптация их к современным условиям, позволило выделить различные формы такой адаптации в молодежной среде, одной из данных форм, характерной для молодежи Северо-западном федеральном округе и Центральном федеральном округе России является военно-этнографическая форма неотрадиционализма (Лапшин, 2014).

При рассмотрении военно-этнографической формы неотрадиционализма речь чаще всего идет о молодежных объединениях, занимающихся возрождением русских воинских традиций (особенно они распространены в Москве, Московской и Тверской областях), которые начали свою деятельность с начала 1990-х гг. Эта деятельность основывается на широком опыте этнографических исследований, передаче «живой» традиции, а также воспроизводстве традиционных форм воинского обучения. «Дети должны расти, сразу зная, что они воины и этим отличаются от других» — так звучит один из постулатов идеологов таких движений, который ориентирует не на подготовку профессионалов в военном деле, а на широкие воспитательные задачи закалки духа, моральной устойчивости, патриотизма, долга, чести (Базлов. Электр. ресурс).  Помимо этого такие организации отчасти занимают ниши тех детских и молодежных объединений, которые в советское время позволяли подрастающему поколению расти здоровыми, активными (летние лагеря с «зарницами», походами, военными играми и пр.). Именно здесь детям прививаются знания, умения, навыки по выживанию в экстремальных условиях, самообороне, дисциплине, что может быть хорошей школой для подготовки мальчиков к воинской службе в дальнейшем.

Среди возрождаемых традиционных форм могут встречаться традиции разных исторических времен, а также социальных групп. Так, например, можно рассматривать народные традиции (кулачные бои и пр.), казачьи традиции (владение холодным и стрелковым оружием, верховая езда, казачьи плясы), дворянские традиции (владение холодным и стрелковым оружием, верховая езда).

Как отмечает Н. Орлов, «в игровое воспитание, единое во всех группах населения России входил и особый род игр или игрищ — различные виды безоружной борьбы и кулачного боя, а также палочного и, иногда, ножевого боя. В той или иной степени к ним было причастно большинство мужского населения России. Мало того, игровая практика входила и в армейские традиции. Так, в середине XIX века в «типографии военно-учебных заведений» для Пажеского корпуса был отпечатан сборник "Игры для всех возрастов”. А в 1886 году в Воронеже выпущена книга "Игры для рядовых пехоты”» (Орлов. Электр. ресурс).

На сегодня возрождение военных традиций происходит не в чистом виде. Наблюдается применение опыта разных традиций, их смешивание и взаимодополнение, даже модернизация — осовременивание. Ряд компонентов оказывается мало востребованным в современных условиях и носит скорее игровой характер (например, фехтование), какие-то видоизменяются, например, применение боевой трости (Базлов: Электр. ресурс).

Современная традиция возрождает «мужское» воспитание детей и молодежи, при этом, разумеется, приобретая новые черты, базируясь и объединяясь не на родо-общинной и церковно-приходской основе, а на взаимодействии как в виде секции, так и в едином информационном пространстве Интернета, создавая свои сообщества и сетевые взаимодействия, являющиеся, безусловно, характерной чертой информационного и пред-информационного общества.

Выделенная форма неотрадиционализма, наблюдаемая в Северо-западном федеральном округе России, конечно, взаимосвязана и с другими формами неотрадиоционализма. Ускорение социальной жизни, вымывание в условиях глобализации и вестернизации традиций народной культуры представляют собой не только угрозу для самой культуры, но и для морального здоровья в целом молодых поколений, поэтому важно подчеркивать нравственное значение, которое несут в себе неотрадиционалистские движения, в частности, военно-патриотической направленности. Кроме того, важен процесс влияния военно-этнографическая форма неотрадиционализма на ценностные ориентации и ценностные эталоны молодежи, ее опора на традиционные ценности деревенской общины, воинской традиции и православного христианства, позволяют строить молодому человеку ценностную пирамиду, отличную от навязываемой ему массовой культурой.

 

Лит.: Базлов, Г. Н. Боевая тростка [Электронный ресурс] // Русская буза. URL: http://www.buza.ru/text.php?cat_id=9&text_id=42 (дата обращения: 19.06.2015 г.); Базлов, Г. Н. Принципы и заветы князя Бориса Васильевича Голицынына-Тимофеева записанные Григорием Базловым [Электронный ресурс] http://www.russtil.ru/1files/books/Golotcin.pdf (дата обращения: 12.04.2015 г.). Базлов, Г. Н. Система князя Голицина [Электронный ресурс] // Буза русская. URL: http://www.buza.ru/text.php?cat_id=11&text_id=26 (дата обращения: 14.06.2015); Гудков, Л. Д. (2002) Русский неотрадиционализм и сопротивление переменам // Мультикультурализм и трансформация постсоветских обществ. М. С. 124−147. Кадочников, А. А. (2007) Русский рукопашный бой по системе спецназа. Ростов н/Д. : Феникс. 224 с.;   Ключникова, О. А. О современных тенденциях фольклорного движения России [Электронный ресурс] // http://www.folklore.ru/article/122-folklornoedvigenie.html (дата обращения: 4.06.2015); Ламажаа, Ч. К. (2013) Архаизация общества. Тувинский феномен. М. : Либроком. 272 с.; Ламажаа, Ч. К., Намлинская, О. О. (2013) Российские модели архаизации и неотрадиционализма в условиях модернизации // Современное состояние культуры и общества: особенности и перспективы развития России: сб. науч. статей / Моск. гуманит. ун-т. М. С. 99–103 Лапшин, В. А. (2014) Неотрадиционализм в Центральной России: формы, движения, идеология // Знание. Понимание. Умение. № 2. С. 102–108; Луков, В. А., Погорский, Э. К., Тихомиров, Д. А. (2011) Государственная молодежная политика: российская и мировая практика реализации в обществе инновационного потенциала новых поколений // Знание. Понимание. № 4. С. 231–236;  Луков, В. А. (2012) Теории молодежи: междисциплинарный анализ. М. : «Канон+» РООИ «Реабилитация». 528 с.; Мадюкова, С. А., Попков, Ю.  В. (2010) Социокультурный неотрадиционализм: воспроизведение традиций и воспроизводство этничности [Электронный ресурс] // Новые исследования Тувы. № 2. URL: http://www.tuva.asia/journal/issue_6/1743-madyukova-popkov.html (дата обращения: 14.06.2015); Мадюкова, С. А., Попков, Ю. В. (2011) Феномен социокультурного неотрадиционализма / под ред. Е. А. Тюгашева. СПб. : Алетейя. 132 с.; Николаева, Е. В. (2004) Неотрадиционализм в культуре повседневности: Российская версия конца XX века : автореф. дис. … канд. культ. М. 27 с.; Орлов, Н. Краткий анализ русской (восточнославянской) боевой традиции и ее применения в современных условиях [Электронный ресурс] // Русский рукопашный бой — Буза. URL: http://www.buza.ru/text.php?cat_id=1&text_id=96&page=1 [архивировано в WebCite] (дата обращения: 19.06.2015). 

 

 

 


В. А. Лапшин