Научные проекты Московского гуманитарного университета

Социология молодежи

Социология молодежи

Электронная энциклопедия

под редакцией проф. Вал. А. Лукова

Энциклопедия / Молодежь в обществе

Безработица молодежная

 

Безработица молодежная – 1) в экономике – вид безработицы, определяемый возрастной группой трудовых ресурсов. Значимая категория в том смысле, что является по сути определяющей в процессе формирования рабочей силы и изменении человеческого капитала нации, а значит и уровня благосостояния государства в целом; 2) в социологии – вид маргинальной безработицы, имеющей существенные негативные последствия для развития общества, первично в части трудовой социализации, вторично – в части социализации молодого человека и адаптации его в обществе.

По данным Международной организации труда (МОТ), половина безработных в мире — люди в возрасте до 24 лет. «За последнее десятилетие уровень безработицы среди молодежи резко возрос и достиг рекордного значения в 88 миллионов человек. Исследование специалистов Департамента стратегии занятости МОТ «Мировые тенденции занятости среди молодежи в 2004 году» показало, что на долю молодых людей, составляющих 25 % трудоспособного населения (от 15 до 64 лет), в 2003 г. приходилось 47% из 186 млн безработных во всем мире» (Global Employment Trends for Youth, 2004).

Борьба с молодежной безработицей, порождающей социальную незащищенность и ощущение отверженности, могла бы внести значительный вклад в развитие мировой экономики. По расчетам МОТ, сокращение уровня безработицы среди молодежи обеспечило бы существенный прирост мирового ВВП. Более того, те, кто успешно начал трудовую жизнь, имеют меньший риск длительной безработицы в будущем.

Таблица. Распределение численности безработных России по возрастным группам (в % к итогу)

Всего

Безработные (всего)

в том числе в возрасте, лет

Средний возраст безработных, лет

до 20

20-24

25-29

30-34

35-39

40-44

45-49

50-54

55-59

60 и более

1995

100

11,5

18,0

13,9

14,4

14,0

11,0

7,6

4,2

4,0

1,6

33,1

2000

100

8,6

17,0

13,3

11,3

14,2

13,4

10,1

5,9

3,1

2,9

34,8

2001

100

8,8

17,9

12,4

12,0

12,9

13,6

10,5

6,7

2,6

2,6

34,7

2002

100

9,2

17,2

13,2

11,9

11,5

12,9

10,5

8,2

2,5

2,8

34,8

2003

100

10,1

18,8

12,8

11,1

11,3

12,1

11,0

7,8

2,8

2,3

34,4

2004

100

10,4

17,7

12,3

10,6

10,9

12,1

11,6

8,7

3,2

2,5

34,9

2005

100

10,5

17,9

13,0

11,3

9,5

11,2

11,6

9,0

3,6

2,4

34,8

2006

100

9,5

21,6

13,9

9,3

10,0

10,0

12,3

8,4

3,8

1,3

34,1

2007

100

9,0

20,5

11,7

12,3

9,0

11,5

11,8

9,2

3,5

1,6

34,6

2008

100

9,2

20,2

12,2

11,8

9,9

9,2

10,5

9,6

5,1

2,4

34,9

2009

100

4,9

21,8

13,9

11,1

9,9

9,2

11,7

9,2

6,4

1,9

35,6

2010

100

6,0

20,0

15,5

11,1

9,1

8,0

11,1

10,1

6,6

2,5

35,7

2011

100

4,2

19,5

16,2

13,0

9,6

8,3

9,9

10,4

6,3

2,6

35,8

2012

100

4,4

22,3

15,8

11,3

10,1

7,8

9,2

10,2

6,2

2,7

35,4

2013

100

4,1

21,4

15,9

11,0

10,7

8,3

9,4

10,6

6,5

2,0

35,5

2014

100

3,5

22,5

15,2

12,4

9,6

9,0

9,2

10,0

5,8

2,8

35,6

Источник: Российский статистический ежегодник. 2015.

Современный молодежный рынок труда России как часть мирового характеризуется увеличивающимся разрывом между трудовыми притязаниями молодых и возможностями их удовлетворения. Поскольку молодежь, как правило, не имеет практического опыта трудовой деятельности (либо он недостаточен), ее высокие требования к оплате труда, а также несоответствие профессионального уровня подготовки требованиям работодателей делают проблематичным поиск подходящей работы. Исследования среди поступающих в вузы показывают, что выработанный стереотип «модные специальности» по-прежнему привлекает основное внимание абитуриентов. В ответ на спрос абитуриентов (потребителей) формируется перечень образовательных программ, который предлагают вузы, провоцируя усиление действия паутинообразной модели трудоустройства на молодежном сегменте рынка труда, усугубляя структурные диспропорции занятости молодежи. Достаточно широко представлен в рамках молодежного сегмента трудовых отношений и теневой сектор, особый акцент здесь стоит поставить на формировании трудовых предпочтений молодых людей. По данным исследования (Трудовая социализация, 2004) была произведена оценка трудовых предпочтений молодежи в возрасте 14–18 лет, занятых в теневом секторе экономики, и выявлены основные проблемы их трудовой деятельности. В результате исследования было определено, что работа, к которой прибегают молодые люди для получения денег на определенные нужды, не имеет для них какой-то значимости в плане обогащения своего человеческого капитала и ориентации на перспективы трудовой деятельности. Главное для них — результат, выражающийся в определенном доходе. С точки зрения простой модели инвестиций в человеческий капитал, эти молодые люди в большинстве своем обладают высокой индивидуальной ставкой дисконтирования, они ценят «сегодня» как наиболее значимый и реальный момент времени, перспективы будущего для них не играют столь важной роли. Возникновению проблем на молодежном рынке труда предшествует и период ранней трудовой социализации молодежи.

При условии формирования профессиональных компетенций через систему высшего образования социально-экономическая значимость приобретенных профессиональных компетенций может быть определена как форма социальной защищенности профессиональных групп, в том числе и в рамках молодежного сегмента рынка труда. Среди основных форм социальной защищенности применительно к процессу формирования рабочей силы – уровень профессиональных компетенций (уровень профессионального образования), доступность профессионального образования, т. е. экономического блага, наличие которого статистически предполагает для индивида уровень дохода, социальный статус, стабильность трудовой деятельности и т. д. Высшее профессиональное образование сегодня вне зависимости от уровня и качества оказываемых услуг приобретает преимущественно черты атрибутивного блага посредствам производных (сопутствующих) благ (престиж вуза, наличие диплома, престиж диплома, приобретаемые в процессе обучения связи, гарантии вуза по трудоустройству и т. д.), позволяющих индивиду также чувствовать себя социально защищенным, претендовать по факту окончания учебного учреждения и получения диплома на более высокий социальный статус (Гневашева, 2012).

Молодежь, в аспекте трудовых отношений представляя социально уязвимую группу населения, нуждается в поддержке, в том числе и со стороны государства – как гаранта ее прав и свобод, как хозяйствующего субъекта, способного сформировать для нее правомочный, справедливый и необходимый рынок труда. В исследованиях по социологии молодежи показано, что для построения эффективного рынка труда необходимо подойти к решению проблемы профессиональной ориентации и трудовой социализации молодежи комплексно, оценивая все стадии воспроизводства трудовых ресурсов, формируя интегрированные схемы взаимодействия рынка труда и рынка образовательных услуг. Определив предложение труда, а также потенциал работодателей, можно, создавая интегрированные модели профессионального образования и занятости, сформировать востребованную, согласно квалификационным требованиям и профессиональным компетенциям, рабочую силу, что приведет к снижению и возможному устранению в будущем диспропорций рынка труда, сохранению трудового потенциала молодежи, а, соответственно, нации в целом.

 

Лит.: Гневашева, В. А. (2012) Развитие молодежного сегмента рынка труда на основе формирования профессиональных компетенций через систему высшего профессионального образования: дис. … д-ра. экон. наук. М.; Трудовая социализация подростков (2005) : По материалам социологического исследования «Особенности трудовой социализации подростков» / под общ. ред. А. И. Ковалевой, В. А. Лукова. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та; Global Employment Trends for Youth, 2004. Geneva: International Labor Office, 2004. [El. res.]URL: http://www.forexaw.com/.../l308_Занятость_населения (дата обращения: 03.05.2015); Российский статистический ежегодник, 2010 (Электронный ресурс). URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat/rosstatsite/main/publishing/catalog/statisticCollections/doc_1135087342078  (дата обращения: 04.03.2015).


 

В. А. Гневашева