Научные проекты Московского гуманитарного университета

Социология молодежи

Социология молодежи

Электронная энциклопедия

под редакцией проф. Вал. А. Лукова

Энциклопедия / Теории молодежи

Биосоциология молодежи

 

Биосоциология молодежи — составная часть биосоциологии как формирующейся научной концепции междисциплинарного характера и практики исследования сложных по природе явлений современной общественной жизни, исходящие из неразрывной связи биологического и социального компонентов в жизни человека и человеческих сообществ (социальных общностей).

Биосоциология отличается от сформировавшихся ранее концепций социобиологии, базирующихся на идеях социал-дарвинизма. Она строится с применением общеметодологического тезаурусного подхода, раскрывающего основания активной роли социального субъекта в социальном и культурном развитии (Луков, 2011, 2013c).

Изучаемые биосоциологией явления и процессы в молодежной среде проступают более явственно, чем в других возрастных группах, и такие явления и процессы оказывают более существенное влияние на общесоциальные явления и процессы, чем те, которые связаны с другими возрастными группами. Этим определяется необходимость концептуализации биосоциологии молодежи как автономного сегмента биосоциологии (Луков, 2013а).

Конкретизация задач разработки биосоциологии молодежи состоит в выявлении возможных трансформаций общества через накопление критической массы биологических и интеллектуальных (под воздействием факторов внешней среды обитания и вызванных искусственными средствами), а также социокультурных изменений в новых поколениях. Эти возможные трансформации и составляют проблему, стоящую не только перед наукой (в плане гносеологической задачи), но и перед системой социального управления. Новые напряжения, вытекающие из ожидаемого изменения статуса-роли молодежи в обществе, необходимо осмысливать, а также прогнозировать с применением гуманитарной экспертизы (Юдин, Луков, 2006; Тищенко, 2008; Юдин, 2010; Гуманитарные ориентиры…, 2014). В молодежных исследованиях в этом плане актуальной становится биосоциологическая трактовка возникающих проблем, порождаемых все большей близостью к временам постчеловека (Луков, 2012d).

Концептуальная модель биосоциологии молодежи исходит из утверждения, что на жизненном этапе, соответствующем в биосоциальном аспекте периоду молодости, обнаруживается та сторона человеческой природы, которая не подверглась основательной обработке культурой. Молодежь, освоив социализационные коды первого уровня, в своих тезаурусах и их ядре — картине мира сохраняет подвижность, вариативность, возможность взаимодействия с тезаурусами, основанными на других ценностно-нормативных регуляторах. В то же время молодежь уже вырвалась из-под жесткого контроля значимых других — представителей старших поколений. Сочетание этих двух обстоятельств делает молодежь уникальным объектом для формирования концепции биосоциологии.

Индивидуальные эксперименты, затрагивающие природу человека как биосоциального существа, открывают дорогу к возможным в будущем изменениям человеческих общностей и новым направлениям социального конструирования реальности как ментальной деятельности и социокультурного проектирования как опредмеченной мысли, особенно тесно связанными с инновационным потенциалом молодежи. Не менее значимы в социальном плане становящиеся фрагменты информационного общества, в которых молодежь активно трансформирует коммуникативные практики, получая автономию в социальных сетях и известную свободу от традиционных форм социального контроля (Луков, Погорский, 2014).

Для биосоциологии молодежи существенным является положение о выделении среди других свойств молодежи в качестве ведущих и продуктивных на этапе становления информационного общества сочетании двух свойств, обозначаемых как «дикость» и «инновационность». Соответственно, «дикость» + «инновационность» выступают как ведущие элементы при построении структуры биосоциологии молодежи. При этом «дикость» реализуется в социальных практиках, связанных с культом тела и экспериментированием с телом;  образованием банд как форм «коллективного прорыва»; иерархией по схеме вождизма: действием символической власти/подчинения;  агрессивностью как способом энергетической компенсации недостающих для взаимодействия ресурсов. «Инновационность» маркируется такими знаками, как ум; свобода от условностей; экстрим как жажда сильных ощущений и интерес к приключениям;  креативность; сеть. Эти знаки выражают инновационность как символический капитал молодежи. «Дикость» означает генетическую связь с биологическим родом, с природным и социокультурным прошлым. «Инновационность» несет в себе энергетический выброс в будущее, содержит потенцию освобождения от рода.

Неизбежными становятся риски: открывая широкую дорогу «дикости» и «инновационности» молодежи, черпая из этих свойств молодых поколений ресурс своего развития, информационное общество оказывается незащищенным от новых болезней, которые  в определенном ракурсе есть модификация болезней старых, не раз приводивших процветающие цивилизации к упадку и полному исчезновению. Биосоциологический взгляд на новые ресурсы развития молодежи не может не соединяться с биоэтическим пониманием границ вмешательства человека в свою природу и природу общества. В этой связи существенными для общественной реакции и научного прогнозирования являются следующие проблемы биосоциологии молодежи:

а). Если средняя продолжительность жизни увеличивается до 100 и более лет, функции молодежи в обществе трансформируются в сторону расширения ее участия в общественной жизни и одновременно замедления социализации (период молодости растягивается, социализация по темпам замедляется, инфантильность расширяется, увеличивается период получения образования и специальности и т. д.); соответственно, меняется ее социальная роль, что не может не породить конфликт с ее социальным статусом и традиционно подчиненным местом в социализационном процессе (Луков, 2012c);

б). Разрешение противоречия между социальной ролью и социальным статусом молодежи лежит в достижении новых состояний общества, становящегося информационным обществом. В этих условиях природные новационные свойства молодежи получат свободу выражения не через иерархию власти, а через автономные от нее сетевые сообщества;

в). В молодежной среде на личностном уровне будут нарастать тенденции к ослаблению Я, его виртуализации (утере непосредственной связи со многими сторонами реальной жизни), усилению инфантилизма и нарциссизма. «Дикость + инновационность» молодежи получат дополнительные импульсы для сращивания в единый ориентационный комплекс;

г). В молодежной среде в наибольшей мере накапливается готовность к экспериментам в области телесности, а также развития интеллектуальных и психических сверхспособностей. По мере реализации этой готовности в действиях (смена пола, вживление чипов в тело и т. п.), которые охватывают критическую массу молодежи, возникнут условия для существенной трансформации картин мира и в целом знаниевых систем ориентации в окружающей действительности (тезаурусов);

д). Индивидуальные эксперименты, затрагивающие природу человека как биосоциального существа, открывают дорогу к изменениям человеческих общностей и новым направлениям социального конструирования реальности как ментальной деятельности, особенно тесно связанной с инновационным потенциалом молодежи (Луков, 2012аb, 2013b).

Обозначенные положения предопределяют структуру концептуальной модели биосоциологии молодежи. Эта модель была уточнена с учетом гуманитарной экспертизы по теме проекта, проведенной в 2012–2013 гг.  (Луков, 2012bc, 2013а). Экспертиза показала значимость для концептуализации биосоциологии молодежи ценностно-ориентированного осмысления человека как целостности и общества как целого, а также готовность экспертного сообщества расширять поле своих профессиональных интересов и идти на междисциплинарное взаимодействие.

В научном проекте «Биосоциология молодежи: теоретико-методологические основания», который осуществлялся на базе Института фундаментальных и прикладных исследований  Московского гуманитарного университета в 2011–2013 гг. при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (проект 11-06-00483-а), была построена структура предметной области биосоциологии молодежи, в которой выделены следующие тематические зоны:

Биосоциология как теоретическая концепция (Сущность биосоциологии. Теоретические истоки биосоциологии. Органицизм и биосоциология. Парадигмальность социал-дарвинизма. Отголоски органицизма в критике мультикультурализма. Органицизм и осмысление свойств биосоциальных объектов. Дискуссии о социобиологии. На пути к биосоциологии: идеи Теодора Адорно, концепции социологии города, концепции социологии тела. Биосоциология и биокосмология).

Биосоциология и трансгуманизм (Истоки трансгуманизма. Перспективы бессмертия. Трансгуманистический прогноз будущего. Идеология трансгуманистического движения. Трансгуманистическая концепция эволюции человека. Киборгизация в замысле и реальности).

Тезаурусный подход в методологическом основании биосоциологии (Стратегия междисциплинарности в методологии научных исследований. Оборотная сторона междисциплинарности и постмодернизм. Применимость тезаурусного подхода к сфере биосоциологии).

Новый социальный опыт молодежи и обновление теорий молодежи (Социокультурная динамика в начале XXI века. Переосмысление молодости. Тезаурусная концепция молодежи).

Молодежь как человеческий потенциал (Социокультурная дифференциация человеческого потенциала. Новационные свойства, инновационный потенциал и инновационные возможности молодежи. Инновационный потенциал молодежи в свете биосоциальных изменений. Человеческий потенциал и повседневность молодежи).

Биосоциология молодежи в свете гуманитарной экспертизы (Суть и особенности гуманитарной экспертизы. Вопросы предметной области биосоциологии молодежи в экспертных оценках. Экспертные оценки биосоциальных изменений в новых поколениях; тенденций развития способностей в новых поколениях; изменений в обществе, связанных с увеличением продолжительности жизни; возможностей проектирования заданных телесных и интеллектуальных свойств человека).

Перспективы молодежи в свете биосоциологии (Изменение границ молодости. Молодежь и информационное общество. «Дикость» + «инновационность» молодежи: существо формулы. Социокультурные условия развития молодого человека с выдающимися способностями. Биосоциология молодежи и социокультурное проектирование реальности).

Концепция биосоциологии молодежи опирается на давнюю традицию философского осмысления и исследований в рамках естественных и социально-гуманитарных наук рассматривать социальные формы как прямое следствие биологических механизмов адаптации к окружающей среде (Ч. Дарвин, В. Вундт, К. Маркс, Ф. Энгельс, О. Конт, А. Кетле, Г. Спенсер, Н. Я Данилевский и др.). Органицизм, будучи распространенной установкой теоретиков XIX в., приобрел новые черты в ХХ и XXI в. В то же время в поле научной критики оказались идеи социал-дарвинизма, в том числе проявившиеся в более поздних социальных теориях, прежде всего в социобиологии, концепцию которой выдвинул Э. Уилсон, исходя из задачи закрепления нового подхода к синтезу наук о природе и обществе (Wilson, 1975). Последующее развитие социобиологии по пути закрепления биологического детерминизма оказалось непродуктивным. Однако это не означает неверности постановки ключевой проблемы связи биологического и социального начал в жизнедеятельности человека и общества.

Новизна полученных в проекте биосоциологии молодежи результатов состоит в переосмыслении полуторавековой традиции органицизма в современных условиях, когда совершенно изменились представления о социальном и биологическом компонентах человеческой жизни, изменились состав и функции социальных структур и общностей, и, в частности, молодежь приобрела свойства, позволяющие ее рассматривать как источник социокультурных трансформаций, что присуще кофигуративному типу культуры (по терминологии М. Мид). В этом междисциплинарном поле исследования молодежи только начинаются.

Биосоциология молодежи как специальная область исследований затрагивает вопросы, актуализированные дискуссиями в научном сообществе о трансчеловеке, детях-«индиго», резком увеличении продолжительности жизни человека в результате применения нанотехнологий и т. п. и уже имеющими место практиками проектирования заданных телесных и интеллектуальных свойств ребенка. Биосоциологические мотивы в аспекте перспектив молодежи могут быть обнаружены главным образом косвенно, в том числе через анализ гендерной проблематики, трактовки новых явлений в области молодежной сексуальности, контркультурных тенденций, освоения новых информационных технологий и становления новых средств коммуникации, поведения в сетевых сообществах. Аспект биосоциологии молодежи оказывается в общем вне поля зрения исследователей, но не в силу малой значимости этой темы, а из-за ее трудности для разработки. Тем не менее пути к новому направлению междисциплинарных исследований представлены в многочисленных публикациях, содержащих обоснование мер, направленных на продление жизни и развитие особых свойств человеческого тела, психической жизни, интеллекта, которые могут при их массовом внедрении в социальную жизнь существенно изменить положение молодежи относительно других категорий людей.

Биосоциология молодежи опирается на мировые дискурсы о перспективах молодежи и по мере своего концептуального оформления сможет воздействовать на них, закрепляя междисциплинарный статус молодежных исследований.

Для формирующейся биосоциологии методологической доминантой исследования выступает тезаурусный подход (Луков Вал., Луков Вл., 2008, 2013).  Тезаурусный подход позволяет увидеть проблематику биосоциологии в особом ракурсе, который характерен для субъектной культурологии: дистанция «своего» и «чужого» и отвержение «чуждого» составляет первооснову ценностного отношения социального субъекта к действительности. При всей простоте и даже примитивности такой схемы оценочного действия она закладывает наиболее устойчивые ориентационные основания, которые тем сильнее подчиняют себе строй личности или социальной (культурной) общности, чем активнее задействован в ситуационных оценках и поведении эмоциональный фактор. В этих случаях «свой-чужой» имеют контрастную форму «друг-враг». В молодежной среде такая контрастная форма особенно значима, что показывают и события последних лет в горячих точках планеты.

 

Лит.: Гуманитарные ориентиры научного познания (2014) : К 70-летию Бориса Григорьевича Юдина / отв. ред. П. Д. Тищенко ; Ин-т философии РАН. М. : Изд. дом «Навигатор». 352 с.;  Луков, В. А. (2011) Биосоциология // Знание. Понимание. Умение. № 3. С. 319–323; Луков, В. А. (2012а) Биосоциология молодежи и будущее гражданского общества // Знание. Понимание. Умение. № 1. С. 13–19; Луков, В. А. (2012b) Биосоциология молодежи: экспертные оценки изменений в новых поколениях // Знание. Понимание. Умение. № 3. С. 146–156; Луков, В. А. (2012c) Биосоциология молодежи: экспертные оценки изменений в обществе, связанных с увеличением продолжительности жизни // Знание. Понимание. Умение. № 4. С. 77–83; Луков, В. А. (2012d) Будущее молодежи в обществе будущего // Человек. № 4. С. 38–48; Луков, В. А. (2013a) Биосоциология молодежи: теоретико-методологические основания. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2013. 430 с. (эл. изд.); Луков, В. А. (2013b) О проектировании заданных телесных и интеллектуальных свойств человека // Знание. Понимание. Умение. № 1. С. 219–224; Луков, В. А. (2013c) Развитие человека в свете биосоциологии // Знание. Понимание. Умение. № 4. С. 25–33; Луков, В. А., Луков, Вл. А. (2008) Тезаурусы : Субъектная организация гуманитарного знания. М. : НИБ. 784 с.; Луков, В. А., Луков, Вл. А. (2013) Тезаурусы II: Тезаурусный подход к пониманию человека и его мира. М. : НИБ. 640 с.; Луков, В. А., Погорский, Э. К.  (2014) Информационное общество и молодежь : науч. монография / Моск. гуманит. ун-т. Ин-т фундамент. и приклад. исследований. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2014. 160 с.; Тищенко, П. Д. (2008) Философские основания гуманитарной экспертизы // Знание. Понимание. Умение. № 3. С. 198–205; Юдин, Б. Г. (2010) Гуманитарная экспертиза как власть и технология // Рабочие тетради по биоэтике. Вып. 10. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та. С. 92–105; Юдин, Б. Г., Луков, В. А. (2006) Гуманитарная экспертиза : К обоснованию исследовательского проекта. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та. 38 с.; Wilson, E. O. (1975) Sociobiology: The New Synthesis. Cambridge (Mass.) ; Lnd. : Harvard Univ. Press. 698 p.

 

 

Вал. А. Луков