Научные проекты Московского гуманитарного университета

Социология молодежи

Социология молодежи

Электронная энциклопедия

под редакцией проф. Вал. А. Лукова

Энциклопедия / Теории молодежи

Реализации и самореализации молодежи концепция П.-Э. Митева

 

Реализации и самореализации молодежи концепция П.-Э. Митева — совокупность теоретических положений, разработанных в 1970–1980-х гг. в Научно-исследовательском институте молодежи при ЦК Димитровского коммунистического союза молодежи директором института Петром-Эмилом Митевым и его коллегами.

Предложенная Митевым концепция реализации и самореализации молодежи, в разработку которой также внесли вклад болгарские социологи Коста Господинов, Петр Балканский и Андрей Райчев (Митев, 1979, 1983; Господинов, 1983; Балканский, 1981; Райчев, 1985) была воспринята как теоретическая основа исследований молодежи и многими другими учеными, в том числе и за рубежами Болгарии (Вишневский, Шапко, 1995, 2008; Практикум…, 2000).

Методологическая сторона концепции Митева выглядит следующим образом. В качестве узла основных проблем подрастающего поколения рассматривается многосторонняя и эффективная реализация личности. Митев отстаивает приоритет К. Маркса в разработке понятия «реализация» (соответственно, и понятия «самореализация») личности, хотя обычно эта заслуга приписывалась К. Гольдштейну и К.-Г. Юнгу (Митев, 1979: 35). Болгарский ученый отмечает, что в отличие от буржуазных психологов, признающих только самореализацию, Маркс оперировал обоими названными понятиями при рассмотрении общественной жизни. По Митеву, она в Марксовых трудах охвачена двумя рядами категорий: одни относятся к обществу, другие — к человеку, иначе говоря, один и тот же процесс измеряется в двойном масштабе — общественном и индивидуальном. Именно этот параллелизм, отмечает Митев, проявляется в разграничении понятий «реализация» и «самореализация» (там же: 65).

Отношения между реализацией и самореализацией личности Митев характеризует как историческую величину, связывая первое понятие по преимуществу с капиталистическим способом производства, а второе — по преимуществу с коммунистической формацией (там же: 7). В целом самореализация личности осмыслена болгарским социологом как всеобщая форма общественной реализации. Цель самореализации — целостный человек — в условиях, применительно к которым Митев разрабатывал свою концепцию, признавалась осуществимой через «многостороннюю реализацию» молодого человека, в центре которой — его деятельность в трудовом коллективе. Эта теоретическая конструкция ставит в центр социальную активность молодежи, что представляется важным и в теоретическом ключе, и в ключе практических задач молодежной политики, с которыми была теснейшим образом связана разработка данной концепции.

Позже в концептуальных построениях Митева появились новые положения, в которых заметна связь с общесоциологическими дискуссиями конца 1980-х гг. Возвращаясь к определению специфических черт молодежи как социальной группы, исследователь пытается выявить критерии, по которым возможно производить соответствующую дифференциацию с теоретической точки зрения. Основные пункты его концепции на новом этапе таковы:

1. Существуют два основных типа стратификации: социальная и социобиологическая — в зависимости от общественного (социально-классовый статус, до­ход, престиж и т. д.) или природного (пол, возраст) признака расслоения.

2. Два типа стратификации находятся в сложных взаимоотношениях с точки зрения их значимости, конкретно-исторического содержания и взаимодействия. «Особенно существенно то, что их отношения являются динамичной, исторически изменчивой величиной».

3. Социобиологическая стратификация производится по возрасту и полу. Эти два типа расслоения, в свою очередь, имеют исторически изменчивые отношения.

4. Молодежь является элементом социобиологической возрастной стратификации общества и результатом ее эволюции (Митев, 1988: 16–17).

Исходя из этих посылок, Митев рассматривает перемены в молодежной деятельности и молодежном общении, процессы социальной дифференциации и социальной гомогенизации, а также делает попытку измерения универсализации молодежного статуса. Итоговый теоретический вывод автора таков: «Логический вопрос: что представляет из себя молодежь — демографическую группу или социобиологическую группу, следует трансформировать в исторический вопрос относительно движения от демографической совокупности к социобиологической группе с тем, чтобы он получил свое решение». Из него следует и базовый практический вывод: «Как только мы осознаем, сколь поразительно молода молодежь как социобиологическая группа, мы сможем выбрать измерения ее сегодняшнего участия и масштабов ее непосредственно исторического будущего» (там же: 36).

В работах 1990-х гг. П.-Э. Митев констатирует, что некоторые из доминирующих установок, свойственные болгарской молодежи, за десятилетие с середины 1980-х гг. решительно изменились. Исследование, проведенное в  1997 г., показало, пишет Митев, «необычную картину перевернутой социальной адаптации: молодежь гораздо быстрее людей среднего и пожилого возраста воспринимает правила (и их отсутствие) формирующейся рыночной экономики. Считалось как закон, как норма, что молодежный возраст это время романтики и идеалов, а зрелость — время реализма, даже скепсиса. Получилось наоборот. Более реалистический взгляд — у молодых людей...» (Митев, 1999: 111–112). В отношении более ранних теоретических построений болгарского исследователя известным противоречием стал отмеченный им в новых исторических условиях факт ценностного предпочтения молодежью денежных доходов, а не самореализации. Тем не менее, Петр-Эмил Митев подчеркивает: «Не следует забывать... логики жизни: деньги становятся главным условием для самореализации» (там же: 105).

Исследования Митева конца 1990-х — начала 2000-х гг. по проблемам толерантности в молодежной среде, в частности восприятия образа «другого» с учетом этнических стереотипов, привели его к следующим выводам: «(1) Возникает противоречие между динамикой в целом положительного развития отношения к правам меньшинств и застоем, даже неблагоприятными изменениями в этом отношении среди болгарской молодежи. (2) Имеет место поразительное противоречие между последними поддерживающими этнические стереотипы молодыми поколениями болгар и молодыми болгарскими турками и цыганами, ожидающими расширения прав меньшинств. (3) Воспроизводство новых поколений увеличивает противоречия соседей и соотечественников. (4) Эти противоречия доказывают существование поразительного дефицита демократической политической культуры в процессе подготовки новых поколений для социальной и профессиональной жизни» (Balkan Youth…, 2000: 35). Здесь звучат совсем иные мотивы, нежели в концепции реализации и самореализации молодежи, но общий методологический строй исследования молодежных проблем остается в основном тем же, что был сформирован Митевым в предыдущие два десятилетия.

Концепция реализации и самореализации молодежи стала важным теоретическим источником положений молодежной политики в Болгарии (в том числе и потому, что ее положения вошли в основные концептуальные документы БКП и ее тогдашнего руководителя Т. Живкова). Некоторые из разработчиков концептуальной стороны этой политики позже характеризовали ее с социологической точки зрения как антигуманное «использование» и «употребление» молодежи «для достижения всевозможных целей — от самых варварских до самых мифологических и утопических» (Балканский, 1999: 163). Тем не менее концепция Митева и его коллег остается серьезным достижением в конструировании эвристически ценной, направленной на осмысление реальных процессов в молодежной среде и обладающей ярко выраженным прогностическим характером концепцией молодежи (Луков, 2012).

 

Лит.: Балкански, П. (1999) Новые явления изменяющегося мира и изменения молодежной политики // Молодежь и общество на рубеже веков / под науч. ред. И. М. Ильинского. М. : Голос. С. 162–170; Балканский, П. (1981) Вопросы многосторонней реализации и самореализации молодежи // Молодежь и социальный прогресс. М. С. 65–68; Вишневский, Ю. Р., Шапко, В. Т. (1995) Социология молодежи. Свердловск — Нижний Тагил. 311 с.; Вишневский, Ю. Р., Шапко, В. Т. (2008) Самореализация социальная молодежи // Социология молодежи : энциклопед. словарь. М. : Academia. С. 418–419; Господинов, К. (1983) Реализация и социализация на младежта : Философско-социологически увод // Философска мисъл. София. Г. 39. Бр. 8. С. 110–116; Луков, В. А. (2012) Теории молодежи: Междисциплинарный анализ. М. : Канон + РООИ «Реабилитация». 528 с.; Митев, П.-Е. (1979) Реализацията на младежта и приложението на резултатите от научните изследвания в социалната практика. София : НИИМ. 37 с.; Митев, П.-Э. (1983) Социология лицом к лицу с проблемами молодежи. София. 273 с.; Митев, П.-Е. (1988) Младежта и социалната промяна. София : Народна младеж. 130 с.; Митев, П.-Э. (1999) Ценностные ориентации молодежи в условиях перехода к рынку // Молодежь и общество на рубеже веков / под науч. ред. И. М. Ильинского. М. : Голос. С. 104–112; Практикум по социологии молодежи (2000) / Ю. Р. Вишневский, А. И. Ковалева, В. А. Луков, Б. А. Ручкин, В. Т. Шапко. М. : Социум. 296 с.; Райчев, А. (1985) Младата личност и «малката правда». София : Нар. младеж. 79 с.; Balkan Youth and Perception of the Other (2000) / ed. by P.-E. Mitev. Sofia : LIK. 292 p.

 

 


Вал. А. Луков