Научные проекты Московского гуманитарного университета

Социология молодежи

Социология молодежи

Электронная энциклопедия

под редакцией проф. Вал. А. Лукова

Энциклопедия / Теории молодежи

Ювентологии концепция Ф. Малера

 

Ювентологии концепция Ф. Малера — совокупность теоретических положений интегральной науки о молодежи — ювентологии, выдвинутая румынским социологом Фредом Малером (1930–1992) в период его работы в Научно-исследовательском центре проблем молодежи в Бухаресте (Mahler, 1982, 1983, 1984).

Наиболее обстоятельно концепция ювентологии представлена в фундаментальной работе Малера «Введение в ювентологию», опубликованной в 1983 г. В теоретико-методологическом аспекте она опиралась на активные попытки ряда ученых, в том числе румынских (Bădina, Mahler, 1970; Datculesku, 1976), сделать прорыв в исследованиях молодежи на путях обоснования и применения междисциплинарного подхода.

Новый взгляд на молодежь и ее социальный статус в современном обществе, утверждал Малер, требует некого нового понимания молодежной проблематики. Кризис в развитии теоретически значимого и практически эффективного знания о молодежи стал очевидным: длительная история донаучного и научного знания о молодежи вопреки накоплению большого количества данных и разработок пока не привела к достижению удовлетворительного уровня интеграции, в котором нуждаются и теория, и практика. Напротив, сложные и противоречивые отношения молодежи с обществом и ее стремление обрести свою идентичность и самоопределиться выступают доказательством отсутствия теории, на которую можно было бы опираться, а значит — и соответствующего социального и образовательного законодательства, которое должно на ней базироваться. Это также одна из главных причин недостаточности разработанной молодежной политики. Уходя от одностороннего аналитизма, следовало бы обратиться к новой парадигме в понимании молодежи — целостной и гуманистической, утверждал Малер и полагал, что такая парадигма заключена в ювентологическом подходе, который определяется как глобальный анализ молодежи и ее структуральных и динамических отношений с обществом в целом: «Мы уверены, — подчеркивал Малер, — что новая парадигма имеет свою основу в достаточно дифференцируемых и сложных проблемах социального бытия молодежи в современных обществах, сообществах и группах...» (Mahler, 1983: 291).

В теоретико-методологическом аспекте Малер признавал базой ювентологии «марксистский недогматический подход к социальному развитию, который характеризуется телеономическим детерминизмом, отвергающим односторонний детерминизм материальных факторов (past factors) поведения человека и утверждающим важность, иногда первостепенную, духовных факторов будущего, главным образом целей, на практике понимаемых не только как привыкание людей к объективным требованиям, но как сознательное и свободное осуществление трансцендентного status quo и альтернативных миров, обществ и образов жизни» ...» (Ibid.: 291–292).

Научным объектом ювентологии, согласно Малеру, является молодежь, рассматриваемая эпистемологически как общность (totality) и онтологически как юный человек (condition humaine juvénile). Юный человек имеет две взаимосвязанные характеристики: 1) телеономическая ориентация (молодежь — возраст самой обширной сознательной направленности на будущее по сравнению со всеми другими возрастными группами, а также возраст изучения этой ориентации на будущее посредством нужд, интересов, запросов, проектов, идеалов и выбора целей и адекватных средств их достижения); 2) социотемпоральное двойное измерение: молодые люди в то же время — во временном континууме — соотносятся с прошлым (настоящим) и будущим, а также — в континууме социального пространства — коррелируют с различными микро-сообществами, начиная с их семьи, с окружающими, учащимися и работающими, с обществом как с целостностью, а также с их собственным поколением. Малер подчеркивает, что данное определение юной личности следует понимать как «конкретное универсальное» (Гегель): юный человек не существует как таковой, но только в специфических чертах исторической и динамической реальности. «Молодежь всегда hic et nunc, однако, имея ее в качестве научного объекта, мы можем абстрагироваться от его бесконечного разнообразия (the common essence)» (Ibid.: 292).

Для того чтобы выявить основные черты генезиса и развития молодежи, Малер принимает во внимание три главных блока качеств, обозначая их понятиями «генезис», «структура» и «динамика». Основной структурой он признает континуум между репродукцией и изменением с тремя основными измерениями: «прошлое», «настоящее» и «будущее». Построенная румынским теоретиком модель демонстрирует соотношение качеств молодежи в этой сетке измерений: прошлое связывается с такими качествами, как незрелость, первичная социализация, первоначально получаемый Статус-Роль, маргинальность; настоящее выражают: совершеннолетие, конформизм, переходный Статус-Роль, интеграция; будущее характеризуют: персонализация, ожидаемая и освободительная социализация, проектируемый для достижения Статус-Роль, участие. Эти блоки качеств главным образом выражают основные стадии эволюции молодежи от подросткового периода к юности и в то же время фокусируют внимание на отношении между онтогенетическими и онтосоциальными факторами молодежи и общества. Более того, подчеркивается идеал нового социального статуса молодежи, который реализуется через изменение в положении молодежи в социальной структуре и посредством нового вида социализации (более не конформистской, а «ожидаемой» и «освободительной»). С точки зрения молодого человека, главным результатом является персонализация, которую Малер определяет как самореализацию и самовыражение молодежи, а также как актуализацию и реализацию ее потенциала.

В итоге Малер признает необходимым радикально изменить квази-универсально воспринимаемую суть молодежи и цель ее существования: переход к зрелости. «Это изменение является фундаментальным для нового понимания социального притязания молодежи, а также политики общества (и ее различных групп), которая относится к молодежи... Молодые люди беспомощны не потому, что они молоды, а потому что они таковы внутри общества, сообществ, групп, в которых структура является вертикальной, а лидерство принадлежит доминирующим классам, группам и/или отдельным личностям взрослых людей; статус молодежи, созданный и налагаемый последними, представляет собой маргинальность без настоящего и будущего, поскольку проявляет зависимость от взрослых (социальная беспомощность) и откладываемое на будущее признание (postponed gratification), в результате которого налицо неспособность овладеть настоящим и будущим (временная беспомощность). Таковы последствия социально неравных статусов, приписываемых молодежи в обществе, сообществах и группах (включая семью) и конформистской патерналистской социализации» (Ibid.: 293–294).

Из изложения концепции Малера следует, что ювентология в его представлении меньше всего идея в области методологии исследований молодежных проблем. В аспекте междисциплинарности она даже и не ставит особых задач, оставаясь преимущественно со­циологической концепцией. Именно как социологическое по своему характеру должно рассматриваться центральное для кон­цепции Малера понятие «Статус-Роль» молодежи, которое он развил, опираясь на оригинальную (как оценивает ее Малер) кон­цепцию Статуса-Роли своего румынского коллеги К. Мамали.

Статус-Роль представляет собой интегральную модель молодежи (Ibid.: 199). Ее преимущество состоит в том, что «Статус-Роль выражает позицию и отношения одного социально-исторического коллективного субъекта (в нашем случае — молодежи) к другим субъектам и обществу в целом» (Ibid.: 196). На этой базе, согласно рассматриваемой концепции, могут быть преодолены негативные эффекты психологизации социологии молодежи, в частности психологический редукционизм, присутствующий в многочисленных исследованиях по молодежной проблематике. Малер утверждал: «...Несмотря на то, что молодые люди находятся в отношениях с системой (включая социальные подсистемы) в качестве индивидуумов-в-роли и как таковые могут и должны изучаться через призму теоретической модели статуса и роли, молодежь не сводится только к индивидуумам, которые ее составляют, а представляет собой реальность как таковую, определяемую конкретно-исторически, имеет одну позицию и отношение на общественно специфическом уровне, модель анализа которого может быть представлена только концепцией Статуса-Роли» (Ibid.). В этом утверждении малеровская ювентология отходит от идеи междисциплинарности и даже, напротив, она очищает социологию молодежи от предметных сращений с другими науками.

Таким образом, концепция Малера является по существу строго социологической. Переименование социологии молодежи в ювентологию, произведенное румынским ученым, скрывает за собой нечто другое, менее всего связанное с науковедческими дискуссиями. В действительности Малера интересует утверждение иного взгляда на положение молодежи в обществе. Он подчеркивает, что беспомощность молодежи — эффект социально детерминированный, это неотъемлемая часть торможения развития (maldevelopment) и навязываемая доминирующая модель образа жизни, характерная для современных авторитарных патерналистских обществ. Малер же выступает «против любого рода иерархического взгляда на возраст (life-spans)» и отрицает «абсолютную правду» главенства взрослых, «стариков» над молодежью, как и противоположную идею. Он ищет ортогональное решение, которое видит в радикально новом понимании взаимной связи между возрастами и возрастными группами. «Такая радикально гуманистическая концепция развития человека могла бы внести ясность в осмысление эволюции человека как результат полного кумулятивного утверждения каждого возраста в его специфике, sum total оптимального раскрытия очевидного потенциала каждого. Таким образом, мы должны избегать любых вертикальных иерархических систем разных возрастов, при которых «низшие» получают указания от «высших»; мы должны мыслить в категориях горизонтальной преемственности возрастных отрезков (age spans), каждый из которых специфичен и равен в своем значении и важности, обладая неким образцом своего идеала в самом себе и таким образом не испытывая субординации с другими или — как в большинстве современных обществ — с «идеальным» возрастом взрослых» (Ibid.: 296). Иными словами, речь идет о почти утопической идее изменения межпоколенных отношений, которая выведена за рамки межличностных связей и поднята на уровень мезо- и макросоциальных отношений, чему должны соответствовать создаваемые в обществе новые структурные и аксиологические предпосылки, способствующие самореализации и персонификации молодого человека. Эта смелая идея скорее политического, чем собственно научного характера и вела Малера к строительству ювентологии как глобальной науки о молодежи с расчетом на то, что это один из необходимых шагов к повышению роли молодежи в обществе.

Таким образом, в концепции ювентологии Малера стремление создать комплексную науку о молодежи сводилось к более широкому представлению о социологии молодежи (что представляется вполне закономерным — с учетом развития социологического знания). Хотя Малер в своих разработках концепции ювентологии представлял позицию сторонников «скачка от многосторонности к глобальному единому системному изучению» молодежи (Ibid.: 93), на практике это оказалось скорее заявкой, чем действительным достижением.

 

Лит.: Ковалева, А. И., Луков, В. А. (1999) Социология молодежи: Теоретические вопросы. М. : Социум. 357 с.; Луков, В. А. (2012) Теории молодежи: Междисциплинарный анализ. М. : Канон + РООИ «Реабилитация». 528 с.; Bădina, O., Mahler, F. (1970) Problematica sociologică a integrării tineretului // Tinretul — factor de schimbare / ed. O. Bădina. Bucureşti : CCPT; Datculesku, P. (1976) Theoretische und praktische Aspekte der Jugendforschung in der Sozialistischen Republik Romanoen // Jugend. Berlin : Verl. Junge Welt; Mahler, F. (1982) Juventology and Youth Social Development // Youth in Contemporary Romanian Society. Bucharest. P. 47–71; Mahler, F. (1983) Introducere în Juventologie. Bucureşti : Ed. ştiintifică şi enciclopedică. 296 p.; Mahler, F. (1984)  Introduction to Juventology: Abstracts // Intern. Bull. of Youth Research. № 1. P. 76–82.

 


Вал. А. Луков