Научные проекты Московского гуманитарного университета

Социология молодежи

Социология молодежи

Электронная энциклопедия

под редакцией проф. Вал. А. Лукова

Теории молодежи / Молодежь в обществе

Социальная субъектность молодежи

 

Социальная субъектность молодежи — способность молодежи к проявлению самостоятельной инициативы в социуме, обусловленная наличием конкретной цели, соответствующей мотивацией, развитым механизмом саморегуляции, осознанием своей роли и ответственности, а также наличием осознанной позитивной жизненной стратегии.

Понятие «субъектность» утверждается в социологии молодежи с 1980-х гг., когда оно вошло в круг базовых терминов концепции молодежи, выдвинутой польскими учеными М. Карватом и В. Миляновским (Karwat, Milanowski, 1981ab), гуманистической концепции молодежи И. М. Ильинского (Ильинский, 2001), теории молодежного движения Вал. А. Лукова (Луков, 1987) и ряда других теоретических построений. Особенность вводимого тогда термина состояла в том, что он в литературе в основном воспринимался как равный термину «субъективность» («субъективный фактор», «субъективные позиции» и т. д.) и в этом виде противопоставлялся объективной основе человеческой деятельности, признавался вторичным, не выражающим сущность социальных процессов, незакономерным. Напротив, в указанных работах по социологии молодежи субъектность на уровне понятия разделена с субъективностью и выражает существенные основания в трактовке молодежи. Так, выявление специфики социальной субъектности молодежи является центральным звеном тезаурусной концепции молодежи Вал. А. Лукова (Луков, 2007; 2012), и это получило поддержку в литературе (Криворученко, Яковлев, 2012ab; Выборнова, 2013; Ковалева, Левичева, 2014).

Субъектность. Теоретико-методологическая основа понятия «субъектность» была разработана в рамках субъектно-деятельностного подхода в психологической науке. Основателем этого подхода является выдающийся психолог С. Л. Рубинштейн, который впервые представил свои идеи в 1922 г. в статье «Принципы творческой самодеятельности». В дальнейшем данный подход получил разработку в его трудах, среди которых: «Основы общей психологии», «Бытие и сознание», «Человек и мир», а также в трудах его последователей, таких как К. А. Абульханова и А. В. Брушлинский. По Рубинштейну, изначально «субъект — это испытывающий различные восприятия, мысли, чувства, стремления, намерения, желания и т. п.» (Рубинштейн, 2009: 10). В дальнейшем, «сознательно выделяя себя из окружающего и соотнося себя с ним, человек становится субъектом в подлинном смысле этого слова» (там же: 10). Рубинштейн на основе исследований утверждал: «…человек не только находится в определенном отношении к миру и определяется им, но и относится к миру и сам определяет это свое отношение, в чем и заключается сознательное самоопределение человека. Во всеобщую детерминацию бытия включается человек, как осознающее мир существо, субъект сознания и действия. Сознательная регуляция, направленная на изменение окружающего, преломление мира и собственного действия через сознание, — вот основное для понимания проблемы свободы человека и детерминации бытия» (Рубинштейн, 2003: 371). Он подчеркивал, что «субъект в своих деяниях, в актах своей творческой самодеятельности не только обнаруживается и проявляется; он в них созидается и определяется» (цит. по: Брушлинский, 1991: 9).

Такая трактовка субъекта содержит в себе возможность и необходимость понимать субъектность как его существенную характеристику.

Социальная субъектность. Под социальной субъектностью, согласно определению Вал. А. Лукова, понимается «способность общества, социальных групп, человека выступать в качестве активного начала (деятеля, творца) социальной реальности» (Луков, 2012: 320). Луков конструирует понятие «социальная субъектность», опираясь на аналогию с утвердившимся в юридических науках понятием «правосубъектность», которое обозначает способность лиц быть носителем юридических прав и обязанностей. Правосубъектность разделяется на правоспособность и дееспособность. Соответственно и понятие социальной субъектности может быть рассмотрено с двух сторон: «…обладания субъектом социально обусловленными возможностями к социальной деятельности и способности к ее самостоятельному осуществлению» (там же: 321). Таким образом, в данном случае можно говорить как минимум о двух основных аспектах изучения социальной субъектности на уровне личности — возможности (или внешние по отношению к личности факторы) и способности (внутренние факторы личности). В том же направлении (с выделением этих двух сторон) понятие социальной субъектности может быть развито применительно не только к личности, но и к другим социальным субъектам — группам, общностям, обществу как целому.

Социальная субъектность молодежи. Данный подход, примененный к социальной субъектности молодежи, придает особое значение (в рамках первого критерия — «обладание субъектом социально обусловленными возможностями к социальной деятельности») социальному статусу молодежи, который во многом и определяет возможности социальной деятельности.

А. И. Ковалева выделяет следующие характерные особенности социального статуса молодежи: 1. В социальном статусе молодых превалирует не приобретенная, а предписанная его составляющая; 2. Социальный статус молодежи динамичен и перспективен, в том числе благодаря процессу присвоения социальной субъектности; 3. Обществом предопределено неравенство статуса младшей и старшей возрастных групп молодежи. Для молодежи разного возраста обнаруживается различная степень обретения прав и обязанностей, что связано прежде всего с разным объемом дееспособности и с рядом специально установленных прав и обязанностей лиц молодежного возраста и несовершеннолетних (Ковалева, Луков, 1999: 264).

Поскольку социальный статус отражает возможности осуществления социальной субъектности, степень таких возможностей для молодых людей будет зависеть в первую очередь от того, насколько открытым является данное общество и может ли молодежь проявлять себя в нем, а также признается ли обществом молодежный потенциал как общественное благо и источник позитивных инноваций или же молодые люди признаются общественной опасностью. В зависимости от этого молодежь может как получать все новые возможности для проявления субъектности, так и испытывать на себе тяготы усиленного общественного контроля, сужающие или исключающего подобные проявления. Аналогична трактовка социальной субъектности молодежи и в аспекте социальных ролей. Социальная роль преимущественно определяется социальным статусом, выражая его динамическую характеристику, и проявляется в соответствующих общественных ожиданиях к тому, кто этим статусом обладает.

Значимым для понимания социальной субъектности молодежи параметром является социальная норма. В обществе существуют определенные правила и принципы, соблюдение которых гарантируется социальным контролем. Нарушение этих правил влечет за собой определенные социальные санкции. Таким образом, общественные социальные нормы, социальные статусы и социальные роли молодежи создают определенные барьеры в проявлении социальной субъектности молодыми людьми. Тем не менее общественная и историческая роль молодежи не может потерять свою значимость. Особенно последовательно это положение было развито К. Мангеймом, который отмечал: «Молодое поколение обладает особой субъектностью, универсальным духом авантюризма, ввиду конфликтной ситуации между общественными порядками, и сознанием молодежи, приходящей в это общество в определенном смысле извне. Именно этот факт, обусловливает то, что молодежь является зачинателем любых изменений в обществе. Молодежь ни прогрессивна, ни консервативна по своей природе, она — потенция, готовая к любому начинанию» (Мангейм, 1994: 445).

Другая сторона проявления социальной субъектности молодежи, а именно способность к самостоятельному ее осуществлению молодыми людьми, также раскрывается первоначально в работам психологов — продолжателей идей С. Л. Рубинштейна. К. А. Абульханова выделила важнейшие качества личности как субъекта и обобщила их в виде пяти критериев: 1. Личность выступает в качестве субъекта как организатор, координатор, регулятор объективных жизненных форм и отношений, способный их строить и изменять; 2. Личность как субъект обладает способностью вырабатывать свои способы решения постоянно возобновляющихся противоречий, вытекающих из несоответствия между возможностями, способностями, индивидуальными особенностями и притязаниями личности, с одной стороны, и нормативными требованиями, обращенными к ней, — с другой; 3. Личность как субъект способна, минимизируя внутренние противоречия, целенаправленно и оптимально использовать свои психические, личностные, профессиональные и другие возможности и опыт как способ решения своих жизненных задач и проблем; 4. Субъект — это направленность личности на самосовершенствование: в высшем смысле — на достижение идеала, в жизненном смысле — стремление к лучшему; 5. Субъектность личности проявляется в способности реализовать подлинность своей собственной жизни или в реализации жизненной стратегии, отвечающей смыслу жизни данного человека. На уровне сознания субъекта жизненная стратегия воплощается в «Я-концепции». Наличие «Я-концепции» дает возможность личности осознать себя как субъекта, отнестись к себе как к источнику жизненных перемен, причине событий и поступков, выявить в себе новые стремления и силы, взять на себя ответственность за реализацию устремлений, за то, чтобы прожить свою жизнь достойно (Абульханова, 2005: 14–15).

Последователь Рубинштейна А. В. Брушлинский выделил отличительные особенности личности как субъекта: 1. Восприятие окружающей действительности, решение тех или иных задач в процессе жизнедеятельности, а также выбор подходящих для этого инструментов зависят от степени развития личности как субъекта. Насколько более интеллектуально и нравственно оснащен субъект, настолько иначе он воспринимает, формулирует и решает поставленную задачу; 2. Высокий уровень субъектности личности обусловлен развитым механизмом саморегуляции, способностью к самоорганизации психической активности человека в той или иной сфере деятельности, в конкретной ситуации. Успешная саморегуляция зависит от индивидуальной конфигурации информации, которая обеспечивает ориентацию человека в социуме, т. е. от построения индивидуального тезауруса; 3. Важным аспектом способности проявления субъектности является жизненная стратегия личности, отношение к жизни, к труду, к делу и т. д. Если человек считает, что все его усилия и устремления бессмысленны и бесполезны, если его отношение к жизни крайне пессимистично, то его способности, возможности, потребности и различные ресурсы сами по себе не смогут побудить к действию. Характерной чертой многих молодых людей сегодня являются пассивные и негативные мнения об окружающей действительности, что приводит к отсутствию активной жизненной позиции, нежеланию выступать инициатором своей жизни; 4. Одно из важнейших качеств субъекта — это способность к разрешению противоречий в процессе реализации целей, между возможностями, притязаниями личности и объективными условиями деятельности. Личность, уходящая от таких решений, подвергается деградации, фрустрации и деформации; 5. Максимальное выражение субъектной позиции в деятельности — ответственность: добровольное взятие на себя гарантий по обеспечению условий ее осуществления, гарантий по уровню качества деятельности, гарантий ее результата, готовность отвечать за любые последствия; 6. Важнейшим свойством личности как субъекта является самоидентификация. Основным аспектом здесь является степень идентификации самого себя с субъектом деятельности (Психология индивидуального … , 2002: 49–50).

Хотя эти черты субъекта определены в отношении к личности, они в той или иной мере применимы к субъектным характеристикам социальных групп. Здесь имеет значение, в частности, то, что идентификационные психологические механизмы связывают личность с группой и в немалой степени формируют устойчивость группы. На эту связь личностной самоидентификации с группой указывает А. И. Ковалева (Ковалева, Луков, 1999: 279).

В процессе социализации молодые люди идентифицируют себя с теми или иными социальными агентами, вбирая в себя различные ценности. В зависимости от того какие представления у молодого человека о себе, как об объекте или как о субъекте, его образ жизни будет существенно различаться: «Самоидентификация должна подкрепляться конкретными поступками, обретением социальных черт, подтверждающих субъектность индивида в конкретных действиях, поступках» (там же: 284). Эти конкретные действия и поступки социологи могут зафиксировать для измерения субъектности личности молодого человека.

Подходы к эмпирическому исследованию социальной субъектности молодежи. Для целей эмпирического исследования можно принять гипотезу, что в верхней части шкалы свойств личности как социального субъекта будут зафиксированы следующие идеальные характеристики:

1. Субъект — это интеллектуально развитый организатор, координатор и регулятор своей жизни.

2. Субъект обладает высокой степенью саморегуляции и самоорганизации. Субъект способен целенаправленно и оптимально использовать свои ресурсы, возможности, опыт и т. д. для решения поставленной задачи.

3. Субъект эффективно разрешает противоречия, вытекающие из несоответствия его возможностей, способностей и притязаний предъявляемым нормативным требованиям общества.

4. Субъект обладает позитивной жизненной стратегией, стремлением к самосовершенствованию и удовлетворению потребностей в самореализации и самоактуализации.

5. Субъекта характеризует наличие «Я-концепции», проявляющейся в самоидентификации самого себя с субъектом деятельности и источником жизненных перемен, а также в способности взять на себя ответственность за принимаемые решения и реализацию своей собственной жизни.

В нижней части шкалы те же свойства окажутся как представленные в минимальной степени, неразвитые, нереализуемые и т. д. Между этими полюсами расположатся переходные вариации представленных свойств.

Существенно выделение сфер проявления социальной субъектности молодых людей. И в первую очередь это сфера семейно-брачных отношений. В семье человек в большинстве случаев формируется с самого рождения, а с достижением совершеннолетия (а в отдельных случаях и раньше, вплоть до возрастной границы в 14 лет в некоторых российских регионах) имеет право вступать в брак и заводить собственную семью. В рамках сферы семейно-брачных отношений можно рассматривать также гражданский брак, который является сегодня в молодежной среде довольно распространенным явлением (Луков, Тихомиров, 2012).

Одна из доминирующих ценностей в молодежной среде — материальное благополучие. В связи с этим важным направлением проявления социальной субъектности являются трудовая и профессиональная сферы.

Специфично для исследования социальной субъектности молодежи значение сферы досуга. Досуг является одной из главных сфер реализации социальной субъектности молодежи (Шугальский, 2012; 2013). Досуговая деятельность — это важнейший показатель молодежной среды, отражение ее социальных, культурных и других особенностей. Также можно говорить о проявлении социальной субъектности молодых людей в сфере спорта, активного образа жизни, творчества, образования, культуры и искусства. Зачастую эти сферы становятся для молодых людей основой, возможностью для самореализации.

В меньшей степени в современных российских условиях субъектность молодых людей проявляется в сфере общественно-политической деятельности. Во-первых, это связано с рядом специально установленных прав и обязанностей для лиц молодежного возраста и несовершеннолетних. Во-вторых, существует и проблема политического нигилизма молодежи, отчуждения в целом от власти и ее институтов, игнорирование молодежных движений и объединений, а также любых форм участия в общественно-политической жизни.

Социальная субъектность может проявляться не только в действии. Действие само по себе — не есть отражение субъектной позиции. Действие молодого человека может быть спровоцировано другими людьми (родителями, учителями, сверстниками и т. д.), действие может иметь общепринятый, традиционный характер (посещение церкви или поступление в университет). Точно так же отсутствие действия еще не означает отсутствие субъектной позиции. Например, игнорирование политических выборов — довольно распространенная среди молодежи практика. И если для одних это всего лишь повод остаться дома, то для других неучастие в выборах — это реальное проявление своей позиции. Таким образом, субъектность может проявляться как в действии, так и в его отсутствии.

В исследовании социальной субъектности молодежи в таком случае возникает проблема отделить активного субъекта деятельности от обычного «исполнителя», действующего лишь по традиции или под влиянием каких-либо иных обстоятельств. Решение этой задачи (в том числе при организации эмпирических исследований) необходимо связывать со свойствами социальной субъектности, к которым следует отнести ее целенаправленность, мотивированность, инициативность (Алиев, 2015). Важнейшим аспектом здесь является то, что решение об осуществлении или неосуществлении того или иного действия принимается конкретно самим субъектом. Именно сам субъект проявляет инициативу или является инициатором чего-либо.

 

Лит.: Абульханова, К. А. (2005) Принцип субъекта в отечественной психологии // Психология. Журнал Высшей школы экономики. Т. 2. № 4. С. 3–21; Алиев, В. В. (2015) Основы исследования социальной субъектности молодежи // Знание. Понимание. Умение. № 1. С. 152–161; Брушлинский, А. В. (1991) Проблема субъекта в психологической науке (статья первая) // Психологический журнал. Т. 12. № 6. С. 3–11; Выборнова, В. В. (2013) О новых подходах к тезаурусным исследованиям молодежных проблем [Электронный ресурс] // Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение». № 1 (январь — февраль). URL: http://zpu-journal.ru/e-zpu/2013/1/Vybornova_Thesaurus-Investigations/[архивировано в WebCite] (дата обращения: 20.10.2015); Ильинский, И. М. (2001) Молодежь и молодежная политика. М. : Голос. 694 с.; Ковалева, А. И., Левичева, В. Ф. (2014) [Рец. на кн.:] Луков Вал. А. Теории молодежи: междисциплинарный анализ. М. : Канон+, 2012 // Социологические исследования. № 4 (360). С. 153–155; Ковалева, А. И., Луков, Вал. А. (1999) Социология молодежи: Теоретические вопросы. М. : Социум. 351 с.; Криворученко, В. К., Яковлев, И. Г. (2012a) Теории молодежи // Управление мегаполисом. № 4. С. 161–169; Криворученко, В. К., Яковлев, И. Г. (2012b) Теории молодежи // Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение». № 4 (июль — август). URL: http://zpu-journal.ru/e-zpu/2012/4/Krivoruchenko~Iakovlev_Theories-of-Youth/[архивировано в WebCite] (дата обращения: 20.10.2015); Луков, В. А. (1987) Молодежное движение в социалистическом обществе: Вопросы теории и практики. М. : Молодая гвардия. 220 с.; Луков, В. А. (2007) Теории молодежи: пути развития (окончание) // Знание. Понимание. Умение. № 4. С. 87–98; Луков, В. А. (2012) Теории молодежи: Междисциплинарный анализ : науч. монография. М. : «Канон+» РООИ «Реабилитация». 528 с.; Луков, В. А., Тихомиров, Д. А. (2012) Добрачные сексуальные отношения молодежи: дилемма социальной нормы и отклонения. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та. 188 с.; Мангейм, К. (1994) Диагноз нашего времени : пер. с нем. и англ. М. : Юристъ. 700 с.; Психология индивидуального и группового субъекта (2002) / под ред. А. В. Брушлинского, М. И. Воловиковой. М. : Пер Сэ. 368 с.; Рубинштейн, С. Л. (2003) Бытие и сознание. Человек и мир. СПб. : Питер. 512 с.; Рубинштейн, С. Л. (2009) Основы общей психологии. СПб. : Питер. 713 с.; Шугальский, С. С. (2012) Развлечения молодежи в социокультурной среде мегаполиса // Знание. Понимание. Умение. № 4. С. 178–184; Шугальский, С. С. (2013) Социальные практики развлечений молодежи в ночном клубе // Знание. Понимание. Умение. № 1. С. 268–272; Karwat, M., Milanowski, W. (1981a) Młodzież. Ruch młodzieżowy. Polityka. T. 1: Młodzież jako przedmiot i podmiot polityki. Warszawa : CSA. 330 s.; Karwat, M., Milanowski, W. (1981b) Młodzież. Ruch młodzieżowy. Polityka. T. 2: Podmiotowość młodzieży. Socjalistyczny ruch młodzieżowy jako podmiot polityki. Warszawa : CSA. 347 s.

 


 

В. В. Алиев