Научные проекты Московского гуманитарного университета

Социология молодежи

Социология молодежи

Электронная энциклопедия

под редакцией проф. Вал. А. Лукова

Теории молодежи / Молодежная политика

Ювентизация

 

Ювентизация — понятие для обозначения таких социальных изменений и нововведений, которые являются результатом активной деятельности молодежи. Понятие ювентизации было введено в середине 1970-х годов Болгарской школой социологии молодежи, сформировавшей тогда вокруг НИИ молодежи при ЦК Димитровского комсомола в Софии (НИИМ). Впервые термин появился в работе Косты Господинова по методологии исследования эффектов типа воспитания, содержавшей обобщения исследований НИИМ по проблеме установления требований общества к молодежи (Господинов, 1975). Развитие идей ювентизации привело Господинова к трактовке понятия молодежи, которая в известной мере поднимается над принятой в социологии атрибуции молодежи как социально-демо­графической группы. Подход, предложенный Господиновым, состоит в определении понятия молодежи и его операционализации на основе парадигмы «социализация-ювентизация» (в других его работах — на основе парадигмы «реализация-социализация» — Господинов, 1983). Такой подход конструктивен как переход в понимании молодежи на более высокий уровень абстракции, чем обычно принято в трудах по социологии молодежи, и как пример конструирования синтетической теории молодежи на основе парных понятий, содержащих противоречие, реализуемое и в социальной жизни, и в жизни индивидуальной, т. е. прямо ведущей интегральную науку о молодежи к междисциплинарному синтезу на основе диалектического метода (Луков, 2012: 32).

Теоретической идее Господинова концептуальное значение придал Петр-Эмил Митев, возглавлявший тогда НИИМ. Он показал, что понятие «ювентизация» ключ к осознанию сущности и значения социальной активности молодежи, а также выявлению корней отклоняющегося поведения в молодежной среде (Митев, 1980). Митев так характеризовал базовые положения своей концепции: «Говоря специальным языком науки о молодежи, можно сказать, что один и тот же процесс — вступление новых поколений в активную общественную жизнь, имеет две стороны: социализацию молодежи и ювентизацию общества. Социализация — это понятие, описывающее общественное воздействие, направленное на интеграцию молодежи в существующей системе общественных отношений; экономическую, политическую и идеологическую подготовку нового поколения к продолжению унаследованной деятельности посредством вступления в эту деятельность... Ювентизация есть понятие, которое описывает перемены, вносимые молодежью в общественные отношения. Она затрагивает изменившиеся условия, в которых протекает унаследованная деятельность. По своему содержанию ювентизация является специфическим видом творчества, порожденного новым доступом молодежи к социально-политической и ценностной системе общества. Эти два процесса (или стороны одного более общего процесса) связаны друг с другом. Включая молодежь в существующую систему общественных отношений, общество меняется само: социализация оборачивается ювентизацией. С другой стороны, меняя общество, молодежь меняется сама. Чтобы осуществить социальную перемену, она включается в общественный механизм и становится частью общества; ювентизация оборачивается социализацией» (Митев, 1983: 28–29). Положения о ювентизации общества сохранились как составные части и последующих разработок болгарского исследователя.

По Митеву, выявление эффектов ювентизации позволяет оценить присущий молодежи «ювентизационный потенциал»: «современное среднее и высшее образование призвано формировать ювентизационный потенциал молодых поколений», а «современное предприятие призвано его реализовать» (Митев, 1988: 22). В этой прикладной трактовке понятия ювентизации очевидна связь с социальными условиями плановой экономики, в которых и формировалась данная концепция. Идея ювентизации как дополнения к социализации конструктивна в теоретическом плане при применении диалектического подхода к построению теории молодежи. Она может выступать и как аналитическое средство в связи с задачами эмпирических исследований молодежи, поскольку обладает хорошей потенцией к операциональному выражению и интерпретации понятия. Подчеркивание значения ювентизационного потенциала может становиться идеологическим компонентом концепций государственной молодежной политики и соответствующих нормативно-правовых актов (см. Законодательство о молодежи).

В то же время применимость понятия ювентизации для теории молодежи и теории социализации оспаривалась в отечественной социологии молодежи, исходя из следующей аргументации (Ковалева, Луков, 1999; Луков, 2009, 2012): хотя сущность молодежи, ее социальной активности, как и девиации, действительно обнаруживается в связях молодежи с социальной средой, но остается дискуссионным проведение демаркационной линии между ними по оси «социализация-ювентизация». Социализационный процесс как целое не может не строиться на освоении общественных отношений и интериоризации ценностей путем активного воздействия на среду, изменения ее. Острие концепции ювентизации направлено против такого понимания социализации, которое рассматривает освоение социальности как пассивный процесс, но социализация может рассматриваться и в парадигме марксизма (а именно на марксистскую трактовку молодежи, процессов смены поколений и опирается в своей концепции Митев), где активной роли субъекта в освоении социальности придается большое значение. Дискуссионно и представление о ювентизации общества. Во-первых, оно выводит молодежь за рамки общества, превращает ее во внешний фактор общественного развития, что вряд ли можно принять иначе, как условность аналитического исследования. Во-вторых, общество в этой концепции выражает консервативную сторону социального противоречия, а молодежь — прогрессивную (инновационную). С возрастом, таким образом, непосредственно связывается инновационная активность. Для прояснения реальностей это разделение не представляется убедительным и в теории означает возврат к концепциям революционности молодежи как ее атрибуту.

В литературе отмечается близость концепции ювентизации к трактовке Маргарет Мид префигуративной культуры (Чупров, Зу­бок, Уильямс, 2001: 147). Это сродство теорий, даже если не было прямого влияния, по всей видимости, не случайно, поскольку в 1970-е – начале 1980-х годов в мировой социологии шел упорный поиск оснований для объяснения «студенческих бунтов» 1960-х годов, исходя из свойств самой молодежи. Теория ювентизации была своего рода критической репликой по этому поводу, но находившейся в той же плоскости интерпретаций. В частности, теория ювентизации не учитывает необходимости разделения на понятийном уровне и на уровне социальных технологий и постановки задач практического характера трех достаточно разных сущностей: первая может рассматриваться как новационные свойства, вторая — как инновационный потенциал, а третья — как инновационные возможности молодежи (Луков, 2008).

 

Лит.: Господинов, К. (1975) Методология и абстрактные модели исследования эффектов типа воспитания // Проблемы молодежи.  София. № 15; Господинов, К. (1983) Реализация и социализация на младежта: към изграждане на едина синтетична теория // Философска мисъл. София. Г. 39. Бр. 8; Митев, П.-Э. (1983) Социология лицом к лицу с проблемами молодежи. София, 1983. 273 с.; Ковалева, А. И., Луков, В. А. (1999) Социология молодежи: Теоретические вопросы. М. : Социум. 351 с.; Луков, В. А. (2008) К комплексному изучению человеческих сообществ: новационные свойства, инновационный потенциал, инновационные возможности молодежи // Комплексное изучение человека: проблемы методологии. Вып. 2 / под общ. ред. Б. Г. Юдина. М. : Изд-во Моск. ун-та. 80 с. С. 61–77; Луков, В. А. (2009) Ювентизация // Знание. Понимание. Умение. №1. С. 255–256; Луков, В. А. (2012) Теории молодежи: Междисциплинарный анализ. М. : Канон +. 528 с.; Чупров, В. И., Зу­бок, Ю. А., Уильямс, К. (2001) Молодежь в обществе риска. М. : Наука. 230 с.; Митев, П.-Е. (1980) Со­циалната активност на младежта и науката. София; Митев, П.-Е. (1988) Младежта и социалната промяна. София: Народна младеж. 130 с.


 

 

Вал. А. Луков