Научные проекты Московского гуманитарного университета

Социология молодежи

Социология молодежи

Электронная энциклопедия

под редакцией проф. Вал. А. Лукова

Энциклопедия / Теории молодежи

Этика Н. А. Бердяева

 

Этика Н. А. Бердяева (в философии, социологии) – философско-нравственное учение, сформировавшееся в конце XIX века, основой которого является понятие дуализма.

Основное понятие, которое вводится Н. А. Бердяевым (1874–1948) в контексте этики – это дуализм, и в частности дуализм добра и зла. Дуализм, по утверждению Н. А. Бердяева есть «предпосылка этики в современном мире». Н. А. Бердяев пишет, что «миросозерцание монистическое всегда оказывается неблагоприятным для этики и ослабляет в человеке нравственный пафос». По его мнению, «дуализм этический предполагает нарушение первозданной красоты творения, означает раненность человека». В соответствии с философией Н. А. Бердяева можно установить типы философских направлений в зависимости от остроты переживания проблемы добра и зла. В этой связке Н. А. Бердяев особенный акцент делает на переживании зла и пишет, что «Платон, стоики, гностики, Лютер, Я. Бёме, Паскаль, Фихте, Ницше, Киркегардт, Достоевский были этически ориентированными мыслителями, их мучила проблема зла», а такие философы, как: Аристотель, Фома Аквинат, Декарт, Спиноза, Лейбниц, Гегель, по мнению Н. А. Бердяева, не были этически ориентированы. Философ считает, что этическая ориентация философии совсем не означает морализма, скорее наоборот. «Это есть трагическое переживание добра и зла, которое не разрешается легко нравственным законом и нормой. Источник трагизма тут в том, что добро, закон добра совершенно бессильны преодолеть зло, победить источник зла, что нашло себе вечное выражение у Ап. Павла. Нравственное сознание предполагает дуализм, противопоставление нравственной личности и злого мира, злого мира вокруг себя и в самом себе. А это значит, что в основе нравственной оценки и нравственного акта лежит грехопадение, потеря первоначальной райской цельности, невозможность непосредственно, без рефлексии и различения, вкушать от древа жизни. Различение и оценка предполагают потерю цельности, раздвоенность». В этом заключается основной парадокс этики, как считает Н. А. Бердяев: нравственное добро имеет дурное происхождение, и это дурное происхождение преследует его как проклятие.

Поиск духовных основ жизни, смысла человеческого существования привел Н. А. Бердяева к этике как особой сфере познания, «познания в духе», поскольку для Н. А. Бердяева познание есть особая «духовная активность в бытии», в связи с чем, философ и отдает этике центрального места в своем творчестве. Особенность этического познания, по Н. А.Бердяеву, состоит в том, что «этические знания есть результат творчества, в них присутствует элемент новизны, привносимый оценивающим творческим актом».

В этой связи, прежде всего, по мнению Н. А. Бердяева, духу следует освободиться от социальности, – «... в глубине своей нравственное не зависит от социального. Чисто нравственный феномен не зависит от общества или зависит от него лишь в той мере, в какой само общество есть нравственный феномен». Поэтому социальную этику Н. А. Бердяев считает нехристианской и называет ее этикой закона. Не отрицая, что в морали социологического подхода есть «истина», Н. А. Бердяев утверждает, что социологи «не видят первоисточника этой истины и ее глубокого смысла». Характеризуя И. Канта с позиций интереса к личности, Н. А. Бердяев пишет: «Мы видим у Канта совершенное равнодушие к нравственному опыту и нравственной борьбе. Закон интересуется только тем, исполнит его личность или нет». Евангельская этика, по мнению Н. А. Бердяева, исходя из «духовного как субстанциональности бытия, основывается на личности, единственном, что имеет духовную задачу нравственного продвижения. Через личность, осуществляющую нравственное преображение, возможно соединение добра и бытия, преодоление разрыва, установленного законом как последствием греха».

Исключительная забота о спасении своей души, с точки зрения Н. А. Бердяева, есть «идея трансцендентного эгоизма, карикатура на христианство, ложное духовное состояние».

Идею добра философ в иерархии ценностей этики искупления (этики Нового Завета) делает подчиненной любви. Для Н. А. Бердяева любовь есть «видение другого в Боге и утверждение его для вечной жизни, излучение силы, необходимой для этой вечной жизни».

Для человека преображение означает, по Н. А. Бердяеву, «приобретение силы во Христе и через Христа, силы перед лицом жизни и смерти, приобретение силы жизни, для которой не страшны страдания и тьма, силы реально преображающей».

Н. А. Бердяев отмечает характерную черту добра под благодатью, его потусторонность. Осознавая мистическую природу источника благодатного добра, он вынужден признать, что «евангельская мораль есть мораль благодатной силы, неизвестной закону, т. е. не есть уже мораль».

Исповедуя христианство, человек должен стать «по ту сторону добра и зла», которыми живет мир. «Евангельская мораль есть мораль Царства Божьего, евангельская этика, этика искупления во всем противоположна миру»,– пишет философ. «Искупительное освобождение через Христа является подлинным освобождением духа, поскольку в христианском нравственном сознании преодолевается прошлое. Только христианство...знает тайну забвения и стирания прошлого».

Этика творчества Н. А. Бердяева является уже уровнем самореализации преображающегося человека, духовно раскрытого, действующего не в силу сознательного различения добра и зла, а на основе духа, духовного опыта. «Творческий процесс, – пишет Н. А. Бердяев, – в нем (человеке) первороден». Этика творчества, как определяет сам философ, «исходит от личности, но направлена она не на личность, а на мир». Этику творчества Н. А. Бердяев называет «новой этикой», основанной «на благостной духовной энергии». Зло господствует, но добро всесильно – такова вера Н. А. Бердяева.

В статье «Спасение и творчество (Два понимания христианства)» Н. А. Бердяев задается вопросом: «Может ли человек спасаться и в то же время творить, может ли он творить и в то же время спасаться?». Отвечая, Н. А. Бердяев пишет, что «творец оправдывается своим творчеством, творец и творчество сами по себе, как таковые, не заинтересованы в спасении и гибели».

Работы Н. А. Бердяева отражают поиск автором истинного пути духовно–нравственного развития человека, в условиях ограниченности рамками Св. Закона, обществом, объективным миром. Постепенный переход и трансформация этики, как концепта — философско-нравственного процесса становления личности – от этики закона, определенной в Ветхом Завете, через этику искупления, прописанную в Новом Завете к этике творчества, позволяет определить путь развития личности по Н. А. Бердяеву. Но проблема дуализма, рассмотренная Н. А. Бердяевым, а также проблема объективности реальности, существенно усложняют процесс самостоятельного достижения именно апогея этики творчества для отдельно взятого человека, для отдельно взятой личности. Благодать Божия, как особый вид энергии во многом способствует отделению человека от груза социальности, достижению им личной свободы в его нравственном развитии и, наконец, его творческому совершенствованию.


 

Лит.: Бердяев, Н. А. (1993) О назначении человека. М.; Бердяев Н. А. Смысл творчества. Paris: YMKA-PRESS; Бердяев Н. А. (1926) Спасение и творчество // Путь. №2. М. С.26-46; Гневашева В. А. (2014) Онтологическое основание ценности в проблеме личностного становления современной российской молодежи. Махачкала : Изд-во «Апробация». 288 с.; Этос религиозного опыта (1998) / отв. ред. Михеева И. Н. М. : РАН.

 

В. А. Гневашева, Н. А. Селиверстова