Научные проекты Московского гуманитарного университета

Социология молодежи

Социология молодежи

Электронная энциклопедия

под редакцией проф. Вал. А. Лукова

Энциклопедия / Теории молодежи

Марксистская концепция молодежи

 

Марксистская концепция молодежи — совокупность положений, обосновывающих трактовку молодежи с позиций классового подхода. Исходные положения концепции разработаны Карлом Марксом (1818–1883) и Фридрихом Энгельсом (1820–1895).

Базовые положения марксизма, выступившего в качестве теоретической альтернативы позитивистской социологии уже на начальном этапе ее становления, создавали благоприятные предпосылки для обращения к молодежной проблематике, поскольку основывались на утверждении о социальной революции как способе преодоления антагонистических противоречий способа производства, в понимании дискретного характера исторического развития. Диалектико-материалистическое понимание истории основывается на логике скачкообразного перехода потенциала общественных перемен в качественно новые состояния общества. Активность участия молодежи в такого рода процессах очевидна особенно в периоды социальных катастроф, смены политического строя, и объяснительная сила марксизма в трактовке молодежных проблем питалась выводами из непосредственных наблюдений основоположников марксизма К. Маркса и Ф. Энгельса над участием молодежи в революционных событиях в Европе.

Исходным и важнейшим методологическим положением анализа молодежи, введенным и обоснованным Марксом и Энгельсом, стал классовый подход к этой социальной группе, что свидетельствует об их последовательности в вопросах теоретической социологии и одновременно тесной связи с реальными социальными процессами своего времени, чего не наблюдалось ни у Конта, ни у Спенсера, ни у многих других представителей позитивистской социологии. Проведя классовое разграничение молодежной среды, Маркс и Энгельс впервые реально оценили революционный потенциал различных по классовому положению отрядов молодежи и показали необоснованность представления молодежи как недифференцированной социальной общности.

Этот подход в 1990–2000-е гг. нередко подвергается критике в России, в общественной мысли которой отход от марксизма (марксизма-ленинизма) приобрел лавинообразный характер. Важнейшими итогами критики стали снятие налета сакральности с классических текстов марксизма и постановка их в контекст исторической эпохи, когда они создавались. Стали очевидны и недостатки классового подхода к молодежи – живого и убедительного у основоположников марксизма, однако не представляющего в действительности законченной теоретической конструкции. Она во многом была домыслена марксистской апологетикой и упрочилась как догма в исследованиях молодежи 1920–1980 гг. Тем не менее ряд исследователей молодежной проблематики еще и в этот период показали, что классовый подход,  хотя бы и с преувеличением роли отдельных обстоятельств жизни молодых людей, дает надежные исследовательские ориентиры (И. М. Ильинский, П.-Э. Митев, П. Сак, В. Фридрих и др.). В 2000-е гг. классовый подход использован В. В. Павловским при построении им ювентологии как интегральной науки о молодежи (Павловский, 2001).

Существенный вклад Маркса и Энгельса и разработанного ими классового подхода в теорию молодежи состоит в следующем (Луков, 2012):

1. Утверждалось понимание молодежи в неразрывной связи с общественно-экономическими формациями (а не с абстрактным обществом): молодежь становится частью производительных сил и включается в присущие им производственные отношения. Этим отвергается понимание молодежи лишь как «резерва» общества.

2. Возникло основание для рассмотрения положения различных групп молодежи в обществе на базе центрального принципа исторического материализма о первичности общественного бытия по отношению к общественному сознанию.

3. Молодежь рассматривалась не изолированной, замкнутой в себе общностью, а носителем процесса смены поколений, который в социально-экономическом отношении выступает как воспроизводство и видоизменение социально-классовой структуры, присущей данному обществу.

4. Появилось обоснованное понимание роли молодежи в социальной практике. Роль молодежи в революционном преобразовании общества, как утверждали Маркс и Энгельс, определяется не социально-психологически­ми чертами молодости, а классовыми интересами. При этом подчеркивалось, что классовые позиции различных групп молодежи находятся в стадии становления, неустойчивы, непрочны по отношению к внешним воздействиям.

Классовый подход к молодежи сочетался у Маркса и Энгельса с пониманием того, что молодежь как социальная группа обладает рядом специфических черт, особенностей, лежащих за пределами классовых характеристик. К ним относятся некоторые социально-психологические черты, представленные, с одной стороны, юношеским энтузиазмом, энергией молодости, а с другой – тем, что у молодежи нет твердых принципов, прочных убеждений (Энгельс, 1957: 103).

Неопытность молодежи, как показал Маркс в работе «Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 г.», становится объектом политической манипуляции: путем обмана французская буржуазия, используя деклассированную молодежь, сумела «противопоставить одну часть пролетариев другой» (Маркс, 1956: 23).

Согласно теории марксизма, молодежи присуще диалектическое противоречие ее классовых и возрастных свойств. Возрастная характеристика молодежи в снятом виде содержит классовый аспект (недостаток социального опыта). В своей совокупности социальные и возрастные свойства молодежи определяют ее своеобразие как реального фактора в политической борьбе.

Тема участия молодежи в политической борьбе была исключительно актуальна в середине XIX в. Для понимания обстоятельств, в которых формулировался марксистский взгляд по этому вопросу, важный материал представляет полемика основоположников марксизма с идеологом анархизма Михаилом Александровичем Бакуниным (1814–1876), одной из основных установок которого была ставка на склонность молодежи к разрушению общественных устоев, ею еще не освоенных. Наиболее развернутую критику позиций Бакунина по этим вопросам содержат работы Маркса и Энгельса «Альянс социалистической демократии и Международное товарищество рабочих» и Энгель­са «Бакунисты за работой» (Маркс, Энгельс, 1961; Энгельс, 1961). Особое внимание здесь уделено «нечаевскому делу», которое легло в основу сюжета романа Ф. М. Достоевского «Бесы». Бакунин видел в С. Г. Нечаеве достойного представителя молодежи и в письме к нему признавался: «... до самой встречи с Вами настоящая русская революционная молодежь оставалась для меня terra incognita» (Бакунин, 1989: 529). Лишь позже Бакунин осознал, как он заблуждался.

Если и справедливо говорить, что тематика субъектной роли молодежи восходит к анархистским социологическим концепциям, то в реалистическом ключе ее разработка фактически начинается с марксизма. В ряде теорий молодежи, возникших на гребне «студенческих бунтов» 1960-х гг., влияние этой стороны марксистской теории несомненно. Что же касается собственно марксизма, то в его рамках наибольшее значение социальной субъектности молодежи придавалось в концепции социальных перемен Владимира Ильича Ленина (1870–1924).

Для социологии молодежи как отрасли социологического знания и в более широком контексте для теорий молодежи в первоисточниках марксизма, а позже марксизма-ленинизма есть не более чем предпосылки, достроенные в качестве марксистской теории молодежи значительно позже. Приобретения системности в этом достроенном здании оказались результатом как продвижения вперед в осмыслении феномена молодежи в современном обществе, так и отказа от глубины и многомерности тех набросков теории, которые были тщательно собраны из трудов Маркса, Энгельса, Ленина, написанных в разных исторических условиях, посвященных разным темам и связанных с разными задачами текущего момента. В действительности же марксистско-ленинские позиции оказались наилучшим образом теоретически освоены не в апологетической литературе, а в ряде появившихся в последней трети XX в. теорий марксистской направленности, авторы которых достаточно свободно трактовали (в сравнении с ортодоксами) постулаты марксизма, марксизма-ленинизма, но не считались ревизионистами.

 

Лит.: Маркс, К. (1956) Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 г. // Маркс, К., Энгельс, Ф. Соч. 2-е изд. Т. 7. С. 5–110; Маркс, К. (1957) Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта // Маркс, К., Энгельс, Ф. Соч. 2-е изд. Т. 8. С. 115–217; Маркс, К. (1960a) Инструкция делегатам Временного Центрального Совета по отдельным вопросам // Маркс, К., Энгельс, Ф. Соч. 2-е изд. Т. 16. С. 194–203; Маркс, К. (1960b) Капитал: Критика политической экономии. Т. 1 // Маркс, К., Энгельс, Ф. Соч. 2-е изд. Т. 23. С. 1–784; Маркс, К., Энгельс, Ф. (1955) Манифест Коммунистической партии // Маркс, К., Энгельс, Ф. Соч. 2-е изд. Т. 4. С. 419–459; Маркс, К., Энгельс, Ф. (1961) Альянс социалистической демократии и Международное товарищество рабочих // Маркс, К., Энгельс, Ф. Соч. 2-е изд. Т. 18. С. 323–452; Энгельс, Ф. (1955) Недавняя бойня в Лейпциге. Рабочее движение в Германии // Маркс, К., Энгельс, Ф. Соч. 2-е изд. Т. 2. С. 555–558; Энгельс, Ф. (1957) Революция и контрреволюция в Германии // Маркс, К., Энгельс, Ф. Соч. 2-е изд. Т. 8. С. 3–113; Энгельс, Ф. (1961) Бакунисты за работой // Маркс, К., Энгельс, Ф. Соч. 2-е изд. Т. 18. С. 457–474; Бакунин, М. А. (1989) Философия. Социология. Политика / вступ. ст., сост., подгот. текста, примеч. В. Ф. Пустарнакова. М. : Правда. 622 с.; Луков, В. А. (2012) Теории молодежи : Междисциплинарный анализ. М. : Канон + РООИ «Реабилитация. 528 с.; Павловский, В. В. (2001) Ювентология: проект интегративной науки о молодежи. М. : Акад. проект. 304 с.


Вал. А. Луков