Научные проекты Московского гуманитарного университета

Социология молодежи

Социология молодежи

Электронная энциклопедия

под редакцией проф. Вал. А. Лукова

Энциклопедия / Основные исследования молодежи

Социология молодежи (2011)

 

«Социология молодежи» —  учебник, написанный российскими социологами молодежи Владимиром Ильичем Чупровым и Юлией Альбертовной Зубок. Опубликован в издательстве «Норма» в  2011 г. (Чупров, Зубок, 2011).

Авторы характеризуют социологию молодежи как отрасль социологии, изучающую весь комплекс социальных проблем молодого поколения, ее предмет — целостное изучение молодежи как социально-демографической группы с точки зрения ее места и роли в общественном воспроизводстве, особенностей социального положения, форм проявления и механизмов действия закономерностей социального развития, отношений с другими группами общества (там же: 22–23).

В учебнике представлены основные позиции научной школы социологии молодежи, сложившейся на протяжении многих лет в Институте социально-политических исследований РАН. В рамках этой научной школы авторы учебника выдвинули несколько значительных концептуальных положений, которые выступают как теории молодежи (Чупров, Зубок, 2000, 2008: Зубок, 2007). Эти положения получили признание в научном сообществе (Луков, 2007, 2012).

Концептуальные установки авторов проясняются на уровне структуры книги. В первой главе охарактеризованы особенности объекта и предмета социологии молодежи, в том числе изложены базовые положения социологических концепций и теорий молодежи. Во второй главе раскрываются социально-групповые особенности молодежи: выявляются особенности ее социального статуса и группового сознания, а также в качестве способа самоорганизации молодежи представлена ее субкультура. Третья глава посвящена методологическим проблемам социологического изучения процесса социализации. Здесь речь идет о личности молодого человека, соотношении социализации и воспитания. Специально выделены социальное конструирование и проектирование реальности в среде молодежи. В четвертой главе авторы обращаются к воспроизводству социальной структуры и роли молодежи в этом процессе. Здесь излагается социологическая концепция социального развития молодежи. Тема молодежи в условиях социальной неопределенности и риска на концептуальном уровне рассмотрена в пятой главе, а такие ее важные стороны, как социальные конфликты в молодежной среде и проблемы девиантного поведения (включая экстремизм в молодежной среде), — соответственно в шестой и седьмой главах.  Институциональной регуляции и саморегуляции социальных взаимодействий молодежи посвящена восьмая глава, и в ней уделено внимание актуальным проблемам государственной молодежной политики, а также вопросам молодежного движения как проявлению самоорганизации в молодежной среде. Заканчивает учебник девятая глава, в которой авторы представили основные методические проблемы социологического исследования молодежи.

Таким образом, в учебнике Чупрова и Зубок предлагается такой курс социологии молодежи, в котором найдено достойное место разным подходам к молодежной проблематике: здесь успешно сочетаются и системный подход  к изучению социальных общностей, и марксистский классовый подход, и структурный функционализм в его классических формах, и феноменологическая социология с ее идеей социального конструирования реальности, здесь представлены ведущие концепции мировой социологии, и прежде всего характеризующие современный социальный мир как общество риска. Показана роль отечественных ученых в социологическом изучении молодежи, охарактеризованы научные школы ИСПИ РАН, Московского гуманитарного университета, Санкт-Петербургского университета, других научных учреждений и вузов России.

В центр организации текста авторы поставили социологическую концепцию социального развития молодежи (Чупров, Зубок, 2011: 150–163). Понятием «социальное развитие молодежи» авторы обозначают «последовательный процесс изменения социального положения и детерминированных им сущностных сил (потенциальных и побудительно-мотивационных), отражающихся в специфических формах ее социальной деятельности» (там же: 150). Иными словами, система социальных отношений воспроизводится циклично, но не просто повторяет предыдущие этапы, а вносит в них новые содержания по мере того, как происходит изменение места молодежи в социальной структуре. Социальное развитие молодежи выступает, таким образом, как определенная направленность ее социальной мобильности. Критерий этого процесса — степень достижения молодежью социальной зрелости, которая отражается (по мере интеграции молодежи в общество) в приобретении и изменениях собственного социального статуса и характере идентификации с социальными группами. Содержание этого процесса — переход индивида или группы от одного этапа жизнедеятельности к другому, или транзиция.

Транзиция — ключевое слово концепции, оно маркирует целую серию взаимозависимых статусных переходов, «главный вектор которых направлен на достижение самостоятельной жизни и включает создание семьи, карьерный рост, общественную активность и т. д.» (там же: 152). В союзе с транзицией выступает мотивационная сфера сознания, которая, согласно данной концепции, является важнейшей качественной характеристикой социального развития молодежи. Это сочетание ведущих характеристик позволяет выявить линейную и нелинейную динамику в социальном развитии молодежи, его (развития) источники, с одной стороны, и сбои (деформации), с другой. Наконец существенно, что концепция учитывает изменение механизма социального развития в условиях трансформаций в обществе.

Концепция, лежащая в основе учебника Чупрова и Зубок, обладает тем достоинством, что хорошо переводится из области теоретического размышления в область работы с эмпирическими данными. Она позволяет сформулировать не только общие принципы эмпирической оценки социального развития молодежи, но и установить критерии и показатели этого процесса. Как показал мониторинг  ИСПИ РАН, который ведется с конца 1980-х годов, на этих принципах, критериях и показателях можно убедительно характеризовать динамику социального развития молодежи даже в условиях коренных перемен в обществе, когда теряется регулирующая роль социальной нормы.

От изложенной авторами концепции лежит прямой путь к осмыслению проблем занятости молодежи в общественном производстве, ее материального положения, социального расслоения в ее среде и другим аспектам социальной структуры. Но здесь находится место и для характеристики духовного развития молодежи, уровня ее политического сознания и участия в политике, ценностных ориентаций.

Концепция социального развития молодежи генетически связана с марксистской социологией и классическим структурным функционализмом, в области социологии молодежи она позволяет сохранить связь с базовыми положениями о социальной структуре, социальных институтах и процессах и этим противостоять имеющим место увлечениям частностями и стремлениям рисовать картины молодежных девиаций. В то же время концепция продемонстрировала свои порождающие свойства в условиях, когда современная социология последних десятилетий преобразилась иногда до неузнаваемости и по тематике, и по приобретшим широкое хождение понятиям, и по самой направленности исследовательских проектов. Это обстоятельство нашло отражение в учебнике Чупрова и Зубок. Например, в рамках концепции социального развития молодежи дается трактовка источников этого развития с опорой на диалектический метод: источники развития ищутся в противоречии производства жизненных средств и производства жизненных сил самого человека (там же: 154–155). Идея интересная, но нуждающаяся в разработке применительно к собственно молодежной проблематике. В этом случае источник развития очень трудно выявить, поскольку речь идет о процессе, в котором многочисленные влияния и действия соединяются с социально-статусными и социально-ролевыми характеристиками молодежи, не только по факту обладающими транзитивностью, но и предполагающими ее в принципе.

Эта трудность удачно разрешена в рискологической концепции молодежи, непосредственно вытекающей из концепции социального развития молодежи. Ее автор Зубок трактует риск как ситуативную характеристику деятельности, состоящую в неопределенности ее исхода (там же: 190). А это позволяет осмыслить транзитивность социального становления и промежуточность статуса молодежи как предпосылку риска. Другие предпосылки состоят в социальной дифференциации молодежи, специфических свойствах сознания — лабильности, трансгрессивности, экстремальности (там же: 202–211). В итоге риск показан как форма противоречия в молодежной среде и источник развития молодежи. Таким путем не только уточнена применительно к молодежи исходная идея о социальном противоречии как источнике социального развития, но и  установлена связь концептуального строя социологии молодежи с концепциями общества риска, получившими исключительную популярность в мировой социологии ХХ — начала XXI в.

Соединение двух основательных теорий молодежи, одна из которых связана с именем Чупрова, а другая — с именем Зубок, но при этом разработанных в рамках единой научной школы и отражающих динамичное развитие теоретико-методологических основ социологии молодежи, обеспечивает свойства учебника «Социология молодежи» как учебной литературы нового поколения (Луков, 2011).

 

Лит.: Чупров, В. И., Зубок, Ю. А. Социология молодежи : учебник. М. : Норма. 335 с.; Чупров, В. И., Зубок, Ю. А. (2000) Молодежь в общественном воспроизводстве: проблемы и перспективы / ИСПИ РАН. М. 115 с.; Зубок, Ю. А. (2007) Феномен риска в социологии: Опыт исследования молодежи. М.: Мысль. 288 с.; Зубок, Ю. А., Чупров, В. И. (2008) Социальная регуляция в условиях неопределенности: Теоретические и прикладные проблемы в исследовании молодежи. М. : Academia. 272 с.;  Луков, В. А. (2007) Теории молодежи: пути развития // Знание. Понимание. Умение. № 3. С. 70–82; № 4. С. 87–98;  Луков, В. А. (2011) [Рец. на кн.:] Чупров В. И., Зубок Ю. А. Социология молодежи : учебник. М. : Норма, 2011 // Социол. исследования. № 11. С. 151–153; Луков, В. А. (2012) Теории молодежи: Междисциплинарный анализ. М.: Канон+, 2012. 528 с.

 

 


 

 

Вал. А. Луков