Научные проекты Московского гуманитарного университета

Социология молодежи

Социология молодежи

Электронная энциклопедия

под редакцией проф. Вал. А. Лукова

Энциклопедия / Основные исследования молодежи

Теории молодежи: Междисциплинарный анализ (2012)

 

«Теории молодежи: Междисциплинарный анализ» — монография Валерия Андреевича Лукова, опубликованная в 2012 г. издательством «Канон + РООИ «Реабилитация» (Луков, 2012a). Монография подводит итоги 40-летней работы автора в области молодежных исследований, а также вбирает в себя его разработки в таких областях, как социальное проектирование (Луков, 2010), гуманитарная экспертиза (Луков, 2006, 2012b), теория воспитания (Луков, 2007) и др. Более всего для концептуального строя монографии имеет значение выдвинутая автором вместе с Вл. А. Луковым тезаурусТеории молодежи: Междисциплинарный анализ (2012)ная концепция гуманитарного знания (Луков В., Луков Вл., 2008, 2013, 2014), принятая многими российскими и зарубежными учеными как плодотворный методологический подход (см. Тезаурусная концепция молодежи; Тезаурусная концепция социализации).

Монография Лукова опирается на изучение более 1000 книг, статей, исследований по проблемам молодежи, написанных на русском, английском, болгарском, испанском, немецком, польском, румынском, украинском, французском, чешском и других языках. Это наиболее полное из когда-либо предпринимавшихся в России изложение и обобщение теорий молодежи, получивших признание в мире со времени появления первых из них и до настоящего времени. В книге нашли отражение работы в области философии, социологии, педагогики, психологии, антропологии, истории, культурологии, филологии и других сферах научного знания, включая взгляды на молодежь Платона и Руссо, Маркса и Ленина, фрейдистов и постмодернистов, ученых США, Германии, Франции, Австрии, Швейцарии, России и множества других стран.

Глава 1 книги представляет собой теоретико-методологическое введение. Автор обосновывает свое понимание междисциплинарности в познании молодежи, обращаясь, среди прочего, к проблемам единой науки о человеке и единой науки о молодежи. Относительно последней сформулирована дилемма необходимости и избыточности  ювенологического проекта и дан обстоятельный разбор концепций К. Господинова, Ф. Малера, В. В. Павловского, Е. Г. Слуцкого. Выявлены трудности реализации ювенологического проекта. Другая тема этой главы — основания тезаурусного подхода к исследованиям молодежи. Здесь автор излагает свое понимание тезауруса как полного систематизированного свода освоенных социальным субъектом знаний, существенных для него как средство ориентации в окружающей среде, а сверх этого также знаний, которые непосредственно не связаны с ориентационной функцией, но расширяют понимание субъектом себя и мира, дают импульсы для радостной, интересной, многообразной жизни. Тезаурусы, таким образом, представляют собой субъектно организованное гуманитарное знание (Луков, 2012a: 53). Это понимание тезауруса определяет весь строй книги, через него, в частности, показано становление предметной области теорий молодежи.

В главе 2 охарактеризованы основные теории молодежи в ХХ в. Это время, когда обозначились главные направления концептуализации молодежи. Обстоятельному анализу Луков подвергает три группы теорий молодежи, сформировавшихся в ХХ в. В первую группу отнесены биологически и психологически ориентированные теории молодежи, в которых молодежь понимается как носитель психофизических свойств молодости (концепции Г. С. Холла, К. Грооса, В. Штерна, З. Бернфельда, Ш. Бюлер, рассмотрены психоаналитические концепции З. Фрейда и его последователей, педологические теории и др.). Во второй представлены   культурологически и антропологически ориентированные теории молодежи, в рамках которых молодежь  осмысливается как  феномен культуры (концепции Э. Шпрангера, М. Мид, Т. Парсонса, Ш. Эйзенштадта, Ф. Тенбрука, теории субкультур и контркультуры и др.). Социологически ориентированные теории молодежи, рассматривающие место и роль молодежи в социальной структуре, социальных институтах и процессах, составляют третью группу (концепции Л. С. Выготского, И. С. Кона, С. Н. Иконниковой, В. Т. Лисовского, В. Фридриха, П.-Э. Митева, теории конфликта поколений и др.; выделены основания, дифференцирующие эти концепции, которые показаны как «линия Маркса» и «линия Мангейма»  в социологическом понимании молодежи). В результате анализа, проведенного Луковым, многие из работ, на которые часто ссылаются исследователи-молодежники, предстают в новых аспектах. Распространенные трактовки взглядов Ш. Бюлер, Э. Шпрангера, Ш. Эйзенштадта и многих других авторов существенно уточнены.

Особый интерес вызывает характеристика Вал. А. Луковым новых и обновленных подходов к концептуализации молодежи, появившихся на переломе ХХ и XXI вв., включая и разработки самых последних лет: в главе 3 обстоятельно представлены гуманистическая концепция молодежи и молодежной политики И. М. Ильинского, концепция социализационной нормы А. И. Ковалевой, макросоциальный подход к молодежи М. Н. Руткевича, структурно-функцио­наль­ная парадигма в концептуализации молодежи в трудах М. К. Горшкова, Ф. Э. Ше­реги и ряда других исследователей, концепция социального развития молодежи В. И. Чупрова, рискологическая концепция молодежи Ю. А. Зубок, концепция культурной нормализации молодежи Е. Л. Омельченко и ряд других. Всего в именном указателе книги  более 1230 имен — и широко известных, и редко встречающихся в молодежных исследованиях, иногда незаслуженно забытых. Они представлены в системе научных направлений, течений, научных школ, в борьбе позиций и взаимной критике. Показаны также нерешенные проблемы концептуализации молодежи.

Наиболее значима в книге характеристика перемен в понимании молодежи на фоне социокультурных трансформаций в мире и науке и выдвинутая с учетом этого тезаурусная концепция молодежи. Ее основные положения содержатся в главе 4. Молодежь в рамках тезаурусной концепции трактуется как социальная группа, которую составляют (1) люди, осваивающие и  присваивающие социальную субъектность, имеющие социальный статус молодых и являющиеся по самоидентификации молодыми, а также (2) распространенные в этой социальной группе тезаурусы  и (3) выражающий и отражающий их символический и предметный мир. Такой состав компонентов понятия, такая связь между ними, понимаемая как отражение социальной реальности, меняет сам взгляд на теорию молодежи (Луков, 2012a: 317).

Тезаурусная концепция молодежи, по Лукову, строится на фундаменте социальной субъектности и стремится прояснить пути ее присвоения молодежью через раскрытие ее противоречивых черт в опредмеченной деятельности и в фактах самосознания, выполняющих важную регулятивную функцию. Освоение молодежью пространства, правил, реальностей этого мира происходит постепенно. Механизмами освоения становятся конструирование социальной реальности и ее проектирование. Причем конструкции и проекты молодого человека могут существенно отличаться от конструкций и проектов «ответственного взрослого» (родители, учителя и т. д.) и, кроме того, динамично изменяться. Особенностью молодежной среды является совмещение нескольких тезаурусных генерализаций, которое ведет к событийной гиперболизации одной из них — той, что более других подходит в наличной жизненной ситуации.

Общая схема конструирования социальной реальности молодежью, как ее понимает Луков, включает: (1) адаптацию к условиям среды (пробы и ошибки; узнавание частей среды и правил; изменение поведения в соответствии с правилами; понимание и легитимация части среды через «наше»); (2) достраивание реальности (символизация через идеальное «благо» и «зло», построение символического универсума; компенсация недоступного; действия по ограждению «своего мира», выделение зоны независимости); (3) переструктурирование условий среды (игнорирование неважного; изменение пропорций и комбинирование в соответствии с тезаурусом; действие вне «своего мира» в соответствии со своим символическим универсумом). Эти позиции реа­лизуются как фактический итог жизнедеятельности и как результат осуществления проекта.

Развитие тезаурусной концепции молодежи влечет за собой разработку целого ряда фундаментальных категорий гуманитарных наук. Такова, в частности, категория социализации, тезаурусная трактовка которой приводит автора к рассмотрению свойств устойчивости и изменчивости молодежи как субъекта преемственности и смены поколений. Автором доказана необходимость разделения новационных свойств, инновационного потенциала и инновационных возможностей молодежи, которые наполняются разным содержанием и обладают разной динамикой в зависимости от многих внутренних и внешних факторов социокультурного развития. Даже самый предварительный прогноз того, что ждет человека и общество в ближайшие десятилетия, показывает, что теории молодежи еще далеки от осмысления этой перспективы как реальности нынешней молодежи.

Ресурсы тезаурусного подхода для прикладных исследований выявляются автором через его применение к анализу повседневности российской молодежи, что нашло отражение в главе 5 монографии. Теоретическая сторона этих приложений связана прежде всего с концептуальным противопоставлением воспитания молодежи социальному конструированию и проектированию реальности молодежью. Конструирование реальности молодежью — объективный процесс раскрытия ее потенциалов, отражаемый тезаурусами как ориентационными комплексами и поддерживаемый ими.

В этой связи Луков обращается к концептуальным основаниям молодежной политики и молодежного движения. Проведенный им анализ тенденций, закрепившихся в мировом опыте разработки и реализации молодежной политики, позволяет критически осмыслить парадоксы и нерешенные вопросы государственной молодежной политики в России, включая и такой спорный вопрос, как государственная поддержка многообразных форм молодежного движения. Автор подчеркивает, что молодежное движение обнаруживается там, где молодежь самостоятельно осваивает свои субъектные позиции, творит субъекта из самой себя и, таким образом, отчуждает от себя приобретаемое свойство в опредмеченной деятельности. Этим не разрывается связь молодежного движения с другими социальными процессами, но, во-первых, самодеятельность в этом отношении — ведущая тенденция, она атрибутивна для всего многообразия форм молодежного движения и, во-вторых, содержанием самодеятельности здесь выступает участие в процессе смены поколений: самодеятельность становится преемственностью.

В итоге междисциплинарного анализа теорий молодежи Луков приходит к выводу, что многообразие теорий молодежи  отражает и выражает различные ожидания общества от новых поколений. В современных условиях они сводятся к трем установкам: молодежь — «ничейная земля», молодежь — общественная опасность, молодежь — надежда общества. Соответственно и в теориях молодежи обнаруживается та или иная направленность общественных ожиданий. Поскольку такие ожидания цикличны и время от времени снова становятся доминирующими, теории молодежи из прошлого могут переходить в будущее, обогащаясь новыми смыслами.

«Теории молодежи: междисциплинарный анализ» Вал. А. Лукова — фундаментальный труд, в котором содержатся глубокие положения о сущности молодежи, молодежного движения, молодежных субкультур, молодежной политики. Значение этой книги для российской науки состоит в том, что в ней выдвигается и последовательно обосновывается концепция молодежи, основанная на трактовке ментальных ориентационных комплексов (тезаурусов). В этом ключе рассмотрены вопросы конструирования научного знания о молодежи на пути преодоления монодисциплинарности, исходя из мировых тенденций развития гуманитарного знания.

Книга Лукова получила высокую оценку в рецензиях (Криворученко, Яковлев, 2012; Ковалева, Левичева, 2012, 2014; Кузнецова, 2014).

 

Лит.: Луков, В. А. (2012) Теории молодежи : Междисциплинарный анализ : науч. монография. М. : Канон + РООИ «Реабилитация. 528 с.; Луков, В. А. (2006) Гуманитарная экспертиза: от теории к практике // Знание. Понимание. Умение. № 4. С. 197–200; Луков, В. А. (2007) Воспитание и глобализация : Проблемы социологии воспитания. М. : Флинта : Наука. 144 с.; Луков, В. А. (2010) Социальное проектирование. 9-е изд. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та : Флинта. 240 с.; Луков, В. А. (2012b) От экспертизы социальной к гуманитарной экспертизе // Знание. Понимание. Умение. № 1. С. 114–118; Луков, В. А., Луков, Вл. А. (2008) Тезаурусы : Субъектная организация гуманитарного знания. М. : Изд-во Нац. ин-та бизнеса. 784 с.; Луков, В. А., Луков, Вл. А. (2013) Тезаурусы II : Тезаурусный подход к пониманию человека и его мира. М. : Изд-во Нац. ин-та бизнеса. 640 с.; Ковалева, А. И., Левичева, В. Ф. (2012) О теориях молодежи и путях их развития  // West-Ost-Report: Intern. Forum for Science and Research (Berlin). 2012/2013. № 3/4. S. 97–101; Ковалева, А. И., Левичева, В. Ф. (2014) [Рец. на кн.] Луков Вал. А. Теории молодежи: междисциплинарный анализ. М.: Изд-во «Канон+», 2012  // Социол. исследования. № 4. С. 153–155; Криворученко, В. К., Яковлев, И. Г. (2012) Теории молодежи  // Управление мегаполисом. № 4. С. 161–169; Кузнецова, Т. Ф. (2014) О концептуализации молодежи // Философские науки. № 12. С. 134–137.


А. И. Ковалева