Научные проекты Московского гуманитарного университета

Социология молодежи

Социология молодежи

Электронная энциклопедия

под редакцией проф. Вал. А. Лукова

Энциклопедия / Исследователи молодежи

Бюлер Шарлотта

Шарлотта БюлерШарлотта БюлерБюлер (Bühler) Шарлотта (20.12. 1893, Берлин — 3.02.1974, Штуттгарт, Германия) — немецкий, австрийский и американский психолог. Профессор университетов Вены (1929), Осло (1938), Лос-Анджелеса (1940). Получила образование в университетах Фрейбурга, Киля, Берлина. Училась у Э. Гуссерля. Работала в психологической лаборатории при Мюнхенском университете под руководством О. Кюльпе, затем К. Бюлера. Доктор философии (1918, диссертация по психологии мышления). После прохождения стажировки в США (у Э. Торндайка в Колумбийском университете, 1923) продолжила исследования в Венском университете, в рамках которого ею совместно с мужем К. Бюлером был создан Психологический институт. В 1920–1930-егг. проводила исследования по диагностике психического развития ребенка («Диагностика нервно-психического развития детей раннего возраста», 1935). После аншлюса Австрии гитлеровской Германией (1938) Бюлер вынуждена была эмигрировать сначала в Норвегию, затем (с 1940) в США, где продолжила исследования. В 1965 г. Бюлер стала первым президентом Ассоциации гуманистической психологии, созданной ею совместно с А. Маслоу, К. Роджерсом и др. видными психологами. С научной концепцией, разрабатывавшейся в рамках Ассоциации, связаны книги Бюлер «Жизненный путь человека» (1968, в соавторстве с Ф. Массариком), «Введение в гуманистическую психологию» (1972, в соавторстве с М. Ален) и др. Периодизация жизненного пути личности, предложенная Бюлер, положила начало психобиографическому направлению в психологии.

Для истории социологии молодежи наибольшее значение имеет книга Бюлер «Душевная жизнь юных» (DasSeelenleben des Jugendlichen), вышедшая в Йене первым изданием в 1922 г. (Bühler, 1922) и через год — как «расширенное и полностью переработанное издание» с учетом новых материалов, полученных от читателей (Bühler, 1923), а затем переиздававшаяся многократно, — одно из ранних ее произведений. Книга содержит концепцию, которая рассматривается как одна из первых теорий молодежи (Критика…, 1982: 38–46; Ковалева, Луков, 1999: 30–32; Луков, 2012: 133–138). И. С. Кон указывает, что Бюлер конкретизировала и развила теорию Э.Шпрангера (Кон, 1989: 35). Бюлер действительно обращалась в «Душевной жизни юных» к некоторым работам Шпрангера, опубликованным в 1916–1922 гг. (в том числе: Spranger, 1922), но его основной работы в области теории молодежи она знать не могла, поскольку она была опубликована позже.

Начало теоретического осмысления душевной жизни подростков сама Бюлер связывала с четырьмя докладами, которая она сделала в Дрездене в 1920 г. на курсах повышения квалификации учителей, основываясь на материалах дневников нескольких девушек. Она увидела в этих дневниках нечто большее, чем было нужно ее слушателям-педагогам, и поняла, что смещенный до сих пор интерес к периоду становления молодого человека в сторону практики, исходящей из ограниченного опыта и задач профессиональных сообществ — педагогических, конфессиональных, политических, медицинских (что вытекало и из анализа литературы), оставил в стороне психологическую характеристику важного этапа становления человека, который соотносится с юностью (Bühler, 1923: V). Таким образом, первоначальный замысел исследования лежал в собственно психологической области, но он уже учитывал, что определенная часть тематики лежит в пограничных областях психологии и комплексных научных проблем: Бюлер в этой связи называет «сексуальную науку» и сексуальную педагогику, молодежное движение, молодежное потребление, охрану прав молодежи и воспитание молодежи, школьные проблемы и др.

Бюлер сделала попытку обобщения многообразных эмпирических данных и информации из литературы для объяснения специфики юношеского возраста. В ее руках были личные документы — дневники подростков (поначалу только девушек, но позже коллекция расширилась, и в распоряжении Бюлер оказались и дневники юношей). Впоследствии этот путь эмпирического исследования подвергался критике и полученные в результате анализа дневников (сначала трех девушек, «затем их стало 14 и наконец 52», признавались малодостоверными (Критика…, 1982: 40). Однако надо учитывать, во-первых, то, что ведение дневников в культурных слоях европейских стран (включая и Россию) по крайней мере с XVIII в. было привычным занятием и важной техникой самоанализа и самовоспитания: дневнику доверялись душевные порывы и сомнения, это было место признаний, исповеди, покаяний, самокритики; во-вторых, критика исследовательской манеры Бюлер основывалась на общем критическом отношении к качественной стратегии социологических исследований, которое позже само подверглось встречной критике и работа с жизненными историями, в том числе и единичными, получила в социологии признание. Работа Бюлер с дневниками была в духе времени и оказалась вполне продуктивной. Материалы обработки Бюлер дневников для характеристики пубертатного возраста широко применялись как аргументация в научной литературе ее времени (Gruhle, 1930).

Бюлер впервые дала многостороннюю характеристику периоду созревания, или пубертации. Согласно ее определению, время пубертации — это «период, когда происходит становление первичных и вторичных половых признаков... Мы называем время вплоть до начинающегося полового созревания детством человека, последующие периоды пубертата и юности — молодостью» (Bühler, 1923: 9). Биологическая ориентация концепции подчеркивалась самим автором, от этого была поставлена в зависимость психологическая характеристика юношеского возраста. Тезис Бюлер о двусоставной конструкции молодости некоторыми исследователями ее творчества не был должным образом осмыслен. Это, в частности, дало повод для его критики в марксистской литературе. Но Бюлер вполне последовательна: она проводит идею, что генеральной потребностью юношеского возраста является «потребность в дополнении», вытекающая из полового инстинкта, однако реализуемая в разном контексте душевной жизни на этапах пубертата и юности.

Для Бюлер потребность в дополнении — психологическое отражение того факта, что половое созревание порождает в качестве сопутствующего явления нарушение спокойствия индивида, его поиски партнера для продолжения рода. По Бюлер, «чтобы обеспечить соединение с другим полом, сопутствующие созреванию явления должны вызвать у индивида потребность в дополнении, сделать его возбудимым, неудовлетворенным своей закрытостью, его Я должно открыться для встречи с Ты. В этом заключается биологический смысл созревания» (Bühler, 1923: 11). Необходимость в дополнении предопределяет, по Бюлер, особый возрастной феномен — томление (Sehnsucht), которое выступает как основная черта психической структуры в этот период.

Потребность в дополнении реализуется на разных уровнях психологического созревания и осуществляется в двух формах: примитивной и культурной. Примитивная форма психологических реакций непосредственно зависит от биологической первоосновы. Она характеризуется повышенной чувствительностью, возбудимостью, усилением всех способностей и интересов, обострением чувства красоты, «стремлением к прихорашиванию и выставлению себя на передний план», желанием странствовать, наконец, тем самым томлением, роль которого в психической структуре личности периода молодости особо подчеркивала Бюлер. Культурная форма психического созревания возвышается над примитивной и проявляется как душевное созревание. Явления этого класса образуют сложные формы душевной жизни, до­статочно автономные, но восходящие к тому же источнику, что и явления, образующие примитивную форму. Ш.Бюлер возводит и культурную форму (душевное созревание) к потребности в дополнении.

Л. С. Выготский подчеркнул значение такого разделения форм душевного созревания: «Отсюда социальное включение, выбор профессии и т. д., не связанные непосредственно с явлениями полового созревания, но в основе все же "потребность в дополнении”, из которой вытекают основные черты структуры этого возраста. Та же потребность определяет также и душевное созревание: именно тоска и стремление, искание, которое дает всем функциям направленность на будущее» (Выготский, 1929: 62). Считая, что Бюлер проявляла биологический редукционизм и односторонне ставила «в центр всего возраста потребность в дополнении», Выготский тем не менее оценивал книгу Бюлер как шаг вперед в отрицании примитивных связей всех изменений в переходном возрасте с половым созреванием (там же: 63).

От эмпирического обобщения потребности в дополнении Бюлер идет к более глубокому различению биологической и психологической составляющих личности, что означает признание известной автономности двух аспектов созревания. В биологическом аспекте период пубертации заканчивается, «как только половой аппарат готов к использованию». Психологическая же сторона созревания раскрывается через характер и интересы индивида. В пубертатный период они проявляются в наиболее резких формах, чувства молодого человека накалены и при этом на фоне полового созревания и общего физического развития у него формируется повышенная уверенность в себе, что дает толчок возникающему стремлению к свободе, подготавливает «обособление индивидуума, гордую изоляцию и отделение от окружающего мира. Молодой человек удаляется в своей внутренней жизни от родителей, братьев и сестер, приятелей и друзей. В этой предфазе жизнеощущение совершенно положительно с самого начала» (Bühler, 1923: 52). Бюлер подчеркивает, что в основе психического преобразования лежит динамическое развитие чувств: «Удивительно, в какой мере волей и интеллектом молодого человека могут управлять его чувства» (Ibid.: 97). При этом в период пубертата чувство не порождает той однородности, которую может приобретать страсть у взрослого человека. «Для этого молодежная жизнь чувства слишком хаотична, слишком разнообразна. Она посылает отдельные импульсы то сюда, то туда», потому и тщеславие легко переходит в покорность и преданность перед любимым, мужество самопожертвования чередуется с резким эгоизмом, упрямство с послушанием, усердие с утомлением (Ibid.: 97).

Бюлер раскрывает роль культурных факторов в психической жизни юношества. Характеризуя развитие воли в период пубертата, она отмечает, что сексуальное влечение только в условиях недостатка культуры приобретает немедленно «желаемое природой направление». В условиях более высокой культуры сексуальное развитие молодого человека «замедляет шаг», влечение отделяется, модифицируется. Дружба и энтузиазм, природа, искусство и умственные интересы выполняют эту отвлекающую роль, выступают своего рода культурным тормозом. На передний план выдвигаются, в частности, философские вопросы умственной жизни — на фоне возрастающей и глубоко испытанной внутренней уединенности. «Эти интересы часто встречаются только в юности, когда именно путь инстинкта, собственная цель тоски уже предвидится или узнается ясно и когда душа в самовоспитании готовится к дальнейшему ожиданию и бытию, ищет радости, поддержки и открывает на их пути новые значения» (Ibid.: 109).

В конечном итоге в период молодости интеллект достигает своей истинной вершины, воля — подлинной силы, складывается личность, формируются страсти, цели, идеалы.

Итак, Бюлер (1) связала психическую и духовную жизнь в период молодости с физиологическим фактором — половым созреванием, но (2) показала эти процессы как автономные; она (3)выявила особенности развития чувств, воли и интеллекта в этот период, заметив и их стремительное, скачкообразное развитие, и особую подвластность воли и интеллекта чувствам; среди прочего установила (4) амбивалентность чувств и вслед за этим двойственность (или даже множественность) всего каркаса личностных характеристик на определенном этапе жизненного цикла человека, который завершается с уходом молодости; (5) предложила иную, чем у Г. С. Холла и ряда других современных ей авторов (например А. Бидля), трактовку стадий молодости: она вынесла за пределы периода переходный возраст, а внутри периода разделила две стадии, которые ею обозначены как отрочество (Pubertät, от 10–12 до 17 лет) и юность (Adoleszenz, от 17 до 21–24 лет). Интерес представляет то, что возрастные границы (прежде всего верхнюю границу юности) исследовательница связывала с социокультурными факторами. Именно поэтому она считала трудным делом определять, когда наступает конец юности. Римляне, напоминает Бюлер, считали такой границей достижение 31 года жизни. Кроме того, что исследовательница признавала за такой практикой право в силу истории, она отмечала, что «сильное психическое бытие» до приблизительной стабилизации характера еще продолжается и в этом возрасте. Когда же юность считают завершающейся к 21 или 24 году жизни, то исходят из того, что к этому времени достигается уже «первый пункт спокойствия», наблюдается определенная устойчивость. «Первые буря и натиск отзвучали, наметилось общее направление будущей жизни, выбрана примерная точка опоры, и стремительность первых усилий по обретению мировоззрения, выбору профессии и формированию самого себя ослабевает и уступает место более спокойному темпу прогресса. Первые захватывающие переживания любви, природы, искусства и работы познаны, первое примерное социальное упорядочение осуществлено. Самая бурная часть развития жизни человека миновала» (Bühler, 1923: 27).

В такой трактовке верхней возрастной границы уже нет следов биологизаторства, это вполне социологическая характеристика, основанная и на признании значения факторов, которые на 40 лет позже Бюлер назовут «социальным конструированием реальности».

Бюлер ШарлоттаВо многих современных концепциях молодежи обнаруживаются положения, сходные с выводом Бюлер, согласно которому отрочество в психологическом плане характеризуется стремлением к отрицанию. У мальчиков негативизм оценок сопровождает почти весь ранний юношеский возраст. Это, по Бюлер, кризисная фаза развития, которая отрицательно оценивается обществом. Подросток, таким образом, оказывается на ничейной земле — он не ребенок и не взрослый. Подобные оценки широко распространены в социологии молодежи и сегодня. В них отразилась не столько теоретическая мысль, сколько бытовое представление о молодежи как носительнице общественной угрозы. В ряде случаев на этой основе выросли социологические интерпретации агрессивного поведения и экстремизма молодых людей — особенно школьников (Schubarth, Melzer, 1993). Здесь подростковый кризис исследуется в контексте особенностей западной социокультурной системы, и подобное рассмотрение представляется позитивным развитием на социологической почве идей о возрастном кризисе.

 


 

 

Соч.: Bühler, Ch. (1918) Das Märchen und die Phantasie des Kindes. Leipzig : Barth. 82 S.; Bühler, Ch. (1922) Das Seelenleben des Jugendlichen. Versuch einer Analyse und Theorie der psychischen Pubertät. Jena : G. Fischer. 104 S.; Bühler, Ch. (1923) Das Seelenleben des Jugendlichen. 2. erweiterte und völlig veränderte Aufl. Jena : G. Fischer. 210 S.; Bühler, Ch. (1928) Kindheit und Jugend. Genese des Bewusstseins. Leipzig : Hirzel. 308 S.; Bühler, Ch. & Hetzer, H. (1929) Zur Geschichte der Kinderpsychologie. In E. Brunswik, Ch. Bühler, H. Hetzer, L. Kardos, E. Köhler, J. Krug & A. Willwoll, Beiträge zur Problemgeschichte der Psychologie. Festschrift zu Karl Bühler´s 50. Geburtstag. Jena: G. Fischer, S. 204–224; Bühler, Ch. (1934) Drei Generationen im Jugendtagebuch. Jena : G. Fischer. 184 S.; Bühler, Ch., Baar, E., Danzinger-Schenk, L., Falk, G., Gedeon-S. & Hortner, G. (1937) Kind und Familie. Jena: G. Fischer. 172 S.; Bühler, Ch. (1965) Die Wiener Psychologische Schule in der Emigration // Psychologische Rundschau, 16, S. 187–196.

 

Лит.: Выготский, Л. С. (1929) Педология подростка. Задания 1–8. М. : Изд. бюро заоч. обучения при педфаке 2 МГУ. 172 с.; Ковалева, А. И., Луков, В. А. (1999) Социология молодежи : Теоретические вопросы. М. : Социум. 357 с.; Кон, И. С. (1989) Психология ранней юности. М.: Просвещение. 255 с.; Критика буржуазных теорий молодежи (1982) : пер. с нем. / общ. ред. и предисл. Б. К. Лисина. М. : Прогресс. 335 с.; Луков, В. А. (2012) Теории молодежи : Междисциплинарное исследование. М. : Канон+. 528 с.; Gruhle, H. W. (1930) Pubertät // Handwörterbuch der medizinischen Psychologie / Hrsg. von K. Birnbaum. Leipzig: Georg Thieme Verl., 1930. S. 458–463; Schubarth, W., Melzer, W. (1993) (Hrsg.) Schule, Gewalt und Rechtsextremismus: Analyse und Prävention. Opladen: Leske + Budrich. 291 S.; Spranger, E. (1922) Humanismus und Jugendpsychologie. Berlin : Weidmannsche buchhandlung. 42 S.;

Вал. А. Луков