Научные проекты Московского гуманитарного университета

Социология молодежи

Социология молодежи

Электронная энциклопедия

под редакцией проф. Вал. А. Лукова

Энциклопедия / Молодежная политика

Хартия участия молодежи в муниципальной и региональной жизни

 

Хартия участия молодежи в муниципальной и региональной жизни — документ, разработанный по инициативе Конгресса местных и региональных властей Европы (консультативного органа при Совете Европы) и одобренный в марте 1992 г. (резолюция 237/1992; пересмотрена и принята в новой редакции в мае 2003 г. — Рекомендация 128). Один из важнейших документов в области молодежной политики, осуществляемой в странах Европы.

Хартия участия молодежи в муниципальной и региональной жизниОсновные положения Хартии были сформулированы на первой и второй конференциях по молодежной политике, организованных Постоянной конференцией местных и региональных властей Европы в Лозанне (июнь 1988 г.) и в Ланголлене (сентябрь 1991 г.). Опираясь на выработанные подходы, Постоянная конференция в марте 1992 г. приняла Резолюцию 237, в статье 22 которой говорится о принятии Хартии. Хартия не имеет статуса конвенции и носит рекомендательный характер для муниципальных и региональных органов власти европейских государств. Предлагаемые в ней принципы и механизмы включения молодежи в социальную, экономическую, политическую и культурную жизнь обобщают наиболее эффективный реальный опыт молодежной политики различных регионов и отдельных городов Европы, устанавливают стандарты и намечают перспективы дальнейшего развития этой политики. Для местных администраций, заинтересованных в решении проблем молодежи, для самих молодых людей, стремящихся участвовать в процессах принятия решений на местном уровне, Хартия является своеобразным каталогом опробованных на практике решений, полезным инструментом и руководством к действию в конкретных условиях собственного города или района.

Принятие Хартии в начале 1990-х гг. было вызвано обеспокоенностью европейских властей и молодежных организаций нарастанием апатии и отчуждения молодежи от политики, трудностями с получением ею работы, приобретением собственного жилья, отсутствием жизненных перспектив у выходцев из беднейших слоев населения, национальных меньшинств и мигрантов. Во многих государствах Европы низкий уровень участия молодых людей в избирательных кампаниях свидетельствовал о том, что существующие политические структуры часто не выражают их реальных интересов. По данным опросов, большинство тех, кто еще не достиг избирательного возраста, считали, что они вообще никак не представлены в органах власти. «Участие молодых людей, — констатировалось в резолюции Конгресса местных и региональных властей Европы, — не является приоритетом для институтов общества…» (CLRAE. Resolution 237, 1992: 3). Резолюция указывала на опасность и недопустимость раскола Европы на два общества: с одной стороны, тех, кто, хорошо подготовлен к участию во всех сферах жизни и имеет все условия для формирования собственного будущего; с другой, тех, кто выпадает из этой жизни и подвергается маргинализации.

Для изменения ситуации Хартия требовала от местных и региональных властей стран Европы «взять на себя обязательство оптимизировать институциональные условия участия молодежи в обсуждении и принятии решений, затрагивающих их интересы» (Ibid: 15). Муниципальные и региональные органы власти обязывались выделять «молодежное измерение» во всех секторах осуществляемой ими местной политики — социальной, культурной, образовательной, информационной, развития занятости, строительства жилья, охраны здоровья, окружающей среды и др. Межсекторное взаимодействие в интересах молодежи во всех этих областях и составляет молодежную политику, через участие в которой молодые люди могут реально влиять на формирование своей жизни Создаваемые с этой целью структуры «могут принимать различные формы на уровне городского квартала, города, деревни и региона; эти структуры должны давать возможность молодежи и ее представителям выступать полноправными партнерами в молодежной политике» (Ibid: 16). Таким образом, Совет Европы не навязывал готовых форм и решений, а предлагал действовать в соответствие со сложившимися местными культурно-историческими традициями. Важно лишь то, что через эти структуры — советы или комитеты молодежи, молодежные парламенты, «круглые столы», форумы и т. п. — «молодые люди должны принимать на себя непосредственную ответственность за реализуемые программы и играть активную роль в соответствующей политике» (Ibid.). С этой целью местные и региональные власти обязуются создавать или поддерживают уже имеющиеся советы молодежи, действующие как структуры молодежного участия, в которых:

 — молодые люди избираются своими сверстниками;

 — молодой человек, избранный председателем, как правило, сопред­се­дательствует на общих собраниях вместе с мэром или муниципальным служащим, отвечающим за молодежные вопросы;

— молодые люди избираются в подобные советы исходя из реальностей данной территории: действующих молодежных групп, организаций и ассоциаций, молодежных центров и учреждений, молодежных советов и учебных заведений.

 В рамках выделяемого местными или региональными органами бюджета эти советы осуществляют мониторинг потребностей молодежи, анализируют поднимаемые ею проблемы, такие как жилье, урбанистика, досуг, культура и т. д.; изучают возможности реализации программ, работая в подкомиссиях совместно с экспертами, местными депутатами и государственными служащими; составляют бюджет, принимают и выполняют решения по реализации программ; осуществляют мониторинг результатов (Ibid: 17).

Хартия способствовала распространению новых форм сотрудничества местных властей европейских стран с молодежью, стимулировала их интерес к молодежной политике в целом. Утверждаемый в Хартии принцип, согласно которому социальные программы должны осуществляться не только для молодежи, но обязательно вместе с молодежью, стал общим правилом деятельности органов по делам молодежи во многих странах-участницах Совета Европы. За первые 10 лет, прошедших после принятия Хартии, в различных регионах Европы возникли сотни новых структур молодежного участия — молодежных советов отдельных городов, районов, деревень. Советы, как правило, наделялись правом получения любой информации, касающейся действующих и планируемых мер в отношении молодежи, консультативными и экспертными функциями. Местные и региональные органы власти, в большинстве случаев не обязанные выполнять решения советов молодежи, тем не менее обязывались их рассматривать и давать мотивированные ответы на запросы и предложения советов. Это нашло отражение в изменении муниципального и регионального законодательства многих стран.

Предоставляя молодежи возможность обсуждать и решать касающиеся ее проблемы, влиять на принятие решений, соответствующих ее представлениям об организации жизни, будущем развитии территории, приемлемых формах собственного включения в муниципальные программы, органы молодежного представительства обеспечивали подготовку молодых граждан к активному и демократическому участию в местной жизни, к управлению делами общества. Так, во Франции при общем падении численности молодежных организаций число муниципалитетов, где действовали выборные молодежные органы, возросло в 1990-е гг. до 900.

В России информация о Хартии не получила повсеместного распространения, в частности потому, что ее положения не имели обязательного характера для местных администраций. Тем не менее, предложенные Хартии принципы и механизмы также использовались в качестве ориентиров для органов по делам молодежи и молодежных организаций при формировании молодежных парламентов и экспериментов в сфере молодежной политики в ряде областей (Архангельская, Ростовская, Свердловская и др.). По данным мониторинга НИЦ Института молодежи, проведенного в 16 регионах РФ (этап 1997 г.), 45% опрошенной молодежи считали, что создание в их городе или районе выборного совета, в который могут войти учащиеся школ, вузов, члены молодежных организаций, групп, «тусовок» и т. п., помогло бы в решении молодежных проблем. Вдвое меньше опрошенных (23%) считали такой опыт бесполезным. Треть опрошенных (36%) согласились бы лично принять участие в работе такого совета. Особенно много желающих участвовать в молодежных выборных органах оказалось среди 16–17-летних, не имеющих возможности участвовать в политических избирательных кампаниях — 48%. На фоне низкого уровня доверия российской молодежи к различным институтам общества и государства, политике партий и их лидерам, слабости молодежных организаций, отказа от других форм организованных коллективных действий эти показатели были исключительно высоки и позволяли по-новому взглянуть на готовность молодых людей участвовать в деятельности, способной реально влиять на изменение их повседневной жизни.

Спустя 10 лет после принятия Хартии Конгресс местных и региональных властей Европы пришел к выводу о необходимости привести ее текст в соответствие с новыми реалиями XXI в. — становлением информационного общества, нарастанием нестабильности жизни больших городов и т. д. В 2003 г. Хартия была пересмотрена и дополнена новыми положениями, которые касаются расширения сфер взаимодействия местных властей с молодежью: муниципалитеты и областные власти стран-участниц Совета Европы признали необходимым и приняли обязательства стимулировать участие молодежи в политике противодействия насилию и преступности, антидискриминационной политике в отношении меньшинств, половом воспитании, защите и развитии гражданских прав и свобод (Revised European Charter…2003).

В исследованиях по социологии молодежи к положениям Хартии, и прежде все в ее обновленной редакции, которая представлена в документе, получившем название «Пересмотренная европейская хартия об участии молодежи в общественной жизни на местном и региональном уровне. Принята Конгрессом местных и региональных властей Европы (10-я Сессия – 21 мая 2003 г. – Приложение к Рекомендации 128)», обращаются авторы, анализирующие воздействие мер в области молодежной политики на формирование социальной активности молодежи, ее участие в управлении делами государства и общества, изменения в ценностных ориентациях и способах освоения и выражения социальной субъектности.Хартия участия молодежи в муниципальной и региональной жизни

В этом направлении существенные результаты получены в исследованиях Н. В. Васильевой и С. В. Кочнева (Васильева, Кочнев, 2012; Кочнев, 2011). С учетом положений Хартии вели свои исследования в области молодежной политики на российском материале Г. В. Куприянова (Куприянова, 2003), Г. А. Лукс (Лукс, 2005), Л. С. Пастухова (Пастухова, 2007), О. А. Рожнов (Рожнов, 2006) и др.   

 

Лит.: CLRAE. Resolution 237 (1992) on The Charter on the Participation of Young People in Municipal and Regional Life. — Strasbourg, Council of Europe; Revised European Charter on the Participation of Young People in Local and Regional Life (2003). Strasbourg, CLRAE. Council of Europe; Васильева, Н. В., Кочнев, С. В. (2012) Участие молодежи в принятии общественно значимых решений. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та. 147 с.; Кочнев, С. В. (2011) Социальные практики участия молодежи в принятии общественно значимых решений : автореф. дис. … канд. социол. наук. М. 24 с.; Куприянова, Г. В. (2003) Совершенствование управления государственной молодежной политикой в условиях модернизации российского общества : дис. … канд. социол. наук. М. 171 с.; Лукс, Г. А. (2005) Социальное инновационное проектирование в молодежной политике: социологический анализ : автореф. дис… д-ра социол. наук. Н. Новгород. 45 с.; Пастухова, Л. С. (2007) Молодежный парламентаризм как фактор развития гражданского общества : автореф. дис. …канд. полит. наук. М. 18 с.; Рожнов, О. А. (2006) Управление молодежной политикой в современной России : автореф. дис. … канд. социол. наук. М. 18 с.

 

С. В. Алещенок, Вал. А. Луков