Научные проекты Московского гуманитарного университета

Социология молодежи

Социология молодежи

Электронная энциклопедия

под редакцией проф. Вал. А. Лукова

Энциклопедия / Молодежное движение

Молодежное движение

 

Молодежное движение — способ самодеятельного участия молодежи в процессе смены и преемственности поколений, освоения и реализации свой социальной субъектности в соответствии с реальным или желаемым социальным статусом.

Молодежное движениеМолодежное движение выражает ту сторону социальной субъектности молодежи, которая проявляется в вычленяемых формах, ограниченных по носителю (люди молодежного возраста). Отсюда следует, что изменения в молодежи как носителе молодежного движения — не условие, а компонент, его внутреннее свойство, связанное с сущностью молодежного движения.

Молодежное движение обнаруживается там, где молодежь самостоятельно осваивает свои субъектные позиции, творит субъекта из самой себя и, таким образом, отчуждает от себя приобретаемое свойство в опредмеченной деятельности. Этим не разрывается связь молодежного движения с другими социальными процессами, но, во-первых, самодеятельность в этом отношении — ведущая тенденция, она атрибутивна для всего многообразия форм молодежного движения и, во-вторых, содержанием самодеятельности здесь выступает участие в процессе смены поколений: самодеятельность становится преемственностью.

Термин «молодежное движение», применяемый в социологии молодежи, других отраслях научного знания, многозначен. Основные его трактовки следующие:

1. Молодежное движение есть совокупность молодежных организаций. Такой подход был характерен для польских исследователей в период, когда наличие нескольких союзов молодежи отличало польскую модель организованного воздействия на молодое поколение от моделей большинства других социалистических стран. Б. Ратусь, например, давал такое определение: «Молодежное движение есть общее понятие для определения некоторого числа союзов молодежи, хотя бы двух, которых объединяют сходные главные идейно-воспитательные и политические цели и прежде всего объект, а также сфера их деятельности» (Ratus, 1981: 19). Этот подход не лишен оснований в той мере, в какой союзы молодежи выступают как своего рода концентрация молодежного движения, его наиболее развитая форма. Но, во-первых, деятельность молодежных организаций не исчерпывает всего богатства молодежного движения, во-вторых, имеет значение развитость организованных форм самоопределения в молодежной среде.Молодежное движение

В России этап формирования организационной системы молодежного движения, основанной на многообразии форм и широте возможностей для выбора молодым человеком своей организации, начавшийся во второй половине 1980-х гг., в основном завершился в 1990-е гг. К началу 1997 г. Министерством юстиции Российской Федерации было зарегистрировано 96 молодежных и детских общественных объединений общероссийского уровня; на регио­нальном уровне были зарегистрированы более 500 объединений. Пик формирования новых общероссийских организаций приходился на 1991 и 1992 г. (за эти годы появилось 66 новых объединений), рост числа общероссийских организаций в последующие годы был менее значителен (Положение молодежи…, 1998: 142–143). Это огромное число самостоятельных организаций общероссийского уровня тем не менее по численности охватывало крайне незначительную часть молодых людей: по экспертным данным 1995 г., в зарегистрированных организациях состояли 0,2–2% молодых россиян (Положение молодежи…, 1996: 109). Мозаичность в молодежном движении сохраняется и в последующие годы. В 2002 г., например, общее число молодежных и детских общественных объединений разного уровня и разным правовым статусом составляло более 427 тыс., из которых лишь 13% имели статус юридического лица (Положение молодежи…, 2003: 120). В такой ситуации характеристика молодежного движения через совокупность схожих по направленности деятельности молодежных организаций не имеет практического смысла.

2. Молодежное движение — это некоторая часть молодежи. Такого рода трактовка имеется у некоторых авторов (Булатецкий, 1984: 52; Wörterbuch…, 1975: 104). Для Ю. Е. Булатецкого молодежное движение «обозначает значительную часть молодежи, которая правильно или неправильно осознает свои как непосредст­венные, так и опосредованные интересы и стремится сознательно или стихийно, организованно или спонтанно, самостоятельно или совместно с другими общественно-политическими силами бороться за осуществление, за оказание соответствующего влияния на существующий строй» (Булатецкий, 1985: 36). Дискуссионность данной трактовки в том, что движение становится тождественным его носителю, и, следовательно, приравниваются неоднопорядковые сущности. В теоретическом отношении это приводит Булатецкого к ничем не оправданному отнесению молодежного движения к разряду «демографических явлений» (там же).

3. Молодежное движение — это социальный феномен интериоризованной социализации. Такая трактовка молодежного движения наиболее обстоятельно разработана в ювентологической концепции румынского социолога Фреда Малера. Малер критически оценивает взгляды Т. Парсонса и его последователей, видящих в молодежи peer group и считающих, что «молодежные движения сводятся к выражению молодежной субкультуры, ее тенденции к противодействию господствующему обществу не через социальное и политическое совершение структурных изменений, а через экспрессивное гедонистическое, богемное или эскапистское поведение» (Mahler, 1983: 48). По его мнению, напротив, молодежное движение активно включено в социальные изменения. Механизм этого включения следующий: общество осуществляет воспитание и социализацию молодежи, и эти процессы экстернальны (являются внешними) по отношению к ней. Воздействуя на молодежь, они порождают в ее среде молодежное движение, они-то и составляют интернальный (исходящий изнутри) способ вовлечения молодых в социальную жизнь. В этом — суть молодежного движения. «Общество детерминирует глобальный воспитательный контекст, который может быть представлен как "экстернальный” для молодежного движения, но также детерминирует или по крайней мере воздействует на "интернальную” воспитательную специфику в отношении молодежного движения (организация, формальные или неформальные ассоциации, спонтанные группы, субкультура и т. д.)...» (Ibid.: 59) Утверждение молодежного движения в качестве фактора прогрессивных изменений предполагает, по Малеру, «новое воспитание в рамках молодежного движения и всего общества», что означает переплетение самовоспитания с «опережающим участием, освобожденной социализацией» (Ibid.: 63, 64).

Молодежное движение4. Молодежное движение есть чисто политическое явление. Этот взгляд составляет основу концепции польских исследователей М. Карвата и В. Миляновского, построенyой на последовательном проведении идеи социальной субъектности молодежи. Их конструктивная схема сводится к следующему ряду: «потребности молодежи — общественные условия (объективные и субъективные) реализации ее потребностей — молодежное движение как выразитель и представитель потребностей молодежи — политическая институциализация молодежного движения (в рамках политической системы) как факт ее самореализации» (Karwat, Milanowski, 1981: 14). Существенным представляется положение польских социологов о том, что «молодежная организация (и молодежное движение как целое) творит из молодого поколения новое качество, производит из него общественный субъект...» (Ibid.: 242).

5. Молодежное движение есть форма социальной активности молодежи. Эта точка зрения была одной из наиболее распространенных в отечественных исследованиях молодежного движения в 1970–1980-е гг., когда тема социальной активности разрабатывалась во многих научных коллективах и вузах, была идейно и политически ангажированной. Применительно к молодежному движению ее разрабатывали В. П. Култыгин, В. П. Мошняга, В. Ц. Худавердян, П. Н. Решетов и др. С этих позиций А. Л. Арефьев подчеркивал: «В собирательном значении молодежное движение есть массовая форма проявления социальной активности молодежи, направленная на изменение (или сохранение и упрочение) системы существующих общественных отношений» (Арефьев, 1983: 124).

После имевшего в 1990-е гг. падения интереса исследователей в области социологии молодежи к проблематике молодежного движения и методологии его исследования в 2000–2010 гг. вновь стали осуществляться исследовательские проекты, учитывающие особую роль молодежного движения в формировании новых поколений.

Существенным достижением в данном исследовательском направлении, вытекающем из работ 1920–1980-х годов, можно признать разработку вопросов организованного молодежного движения. В теоретическом плане это означает представление обширной и многообразной аргументации относительно полезности и необходимости для молодого человека участия в организации, которая состоит преимущественно из его сверстников.

Новые задачи в области разработки теоретико-методологических проблем молодежного движения в начале XXI в. имеют два основных источника. Первый из них состоит в том, что имеющиеся теории молодежи оказались недостаточно эвристичными при анализе кризисов в молодежном движении. В конце 1980-х — начале 1990-х гг. теории молодежи и исследовательская практика не смогли адекватно отразить и объяснить крушение крупнейших молодежных организаций (и в СССР, и в ряде других стран, а также в масштабах международного молодежного движения). Второй источник, определяющий актуальность постановки задач теоретико-методологического осмысления молодежного движения, состоит в том, что это движение само по себе существенно изменилось, на передний план выдвинулись проблемы или принципиально новые, ранее не фиксировавшиеся в связи с данным объектом исследования, либо, напротив, очень старые, частью забытые проблемы, которые приобрели новое звучание в изменившихся социальных условиях.

К числу принципиально новых теоретико-методологических проблем молодежного движения следует прежде всего отнести проблему сохранения/смены форм социальной активности в условиях становления информационного общества (Луков, Погорский, 2014). Другая актуальная проблема — специфика формирования и проявления молодежной активности в обществе риска (Чупров, Зубок, Уильямс, 2001; Чупров, Зубок, 2011).

Теоретического осмысления требуют новые формы молодеж­ного движения, хотя и восходящие к ранее возникшим (в скаутинге, в рамках комсомольской работы и т. д.), но потерявшие смысловую связь с ними и основанные на иной идентичности. Таковы, в частности, новые социальные практики в форме ролевых игр (толкиенисты и др.). Проблема общения — одна из актуальных для молодежи, и ролевые игры оказываются важным средством технологической подготовки к более эффективному общению в молодежной среде. Проблема идеала накладывается на проблему общения в аномичном обществе, и фантазии воспринимаются большей реальностью, чем мир российской социальной действительности.

Фактически очень близкий механизм активности наблюдается в группах футбольных фанатов, в среде экстремалов и т. д. Эти явления в исследованиях скорее представлены как некоторая совокупность событий и характерных черт. Между тем, их предстоит осмыслить как своего рода альтернативу союзам молодежи в более ранних моделях реализации социальной активности подрастающего поколения. Альтернативу в том смысле, что в этих формах активности сильно организационное начало, но оно нередко скрыто от внешнего наблюдения.

В свете резкого повышения активности молодежи (чаще всего подростков) в таких альтернативных формах вновь важными для теоретического осмысления становятся некоторые вопросы молодежного движения, внимание к которым в последние годы было в значительной мере утрачено (Луков, 2012).

В более точных оценках молодежного движения относительно его реальной роли в становлении молодого человека и в решении задач социального развития страны нуждается система осуществления государственной молодежной политики. Программы государственной поддержки молодежного и детского движения, предусмотренные концептуальными положениями государственной молодежной политики, нуждаются в обосновании, установлении показателей эффективности этого движения и мер его поддержки и т. д., причем с учетом динамичных изменений и российского общества в целом и молодого поколения россиян в частности.

 

Лит.: Арефьев, А. Л. (1983) Исследование молодежного движения в афро-азиатских странах: теоретико-методологические аспекты // Международное молодежное движение: Вопросы теории и методологии. М. С. 117–129; Булатецкий, Ю. Е. (1984) Коммунистические партии и молодежное движение в развитых капиталистических странах: 70-е — начало 80-х годов. Киев : Наукова думка, 1984. 250 с.;  Булатецкий, Ю. Е. (1985) Борьба коммунистических партий развитых капиталистических стран за привлечение молодежи на сторону идей мира, демократии и социального прогресса (70-е — начало 80-х годов) : автореф. дис. ... д-ра ист. наук. М., 1985. 51 с.; Луков, В. А. (2012) Теории молодежи: Междисциплинарный анализ. М. : Канон + РООИ «Реабилитация». 528 с.; Луков, В. А., Погорский, Э. К. (2014) Информационное общество и молодежь. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та. 160 с.; Положение молодежи в Российской Федерации и государственная молодежная политика (1998) : Государственный доклад / Гос. ком-т РФ по делам молодежи ; рук. авт. кол. Вал. А. Луков, В. А. Родионов ; отв. ред. Вал. А. Луков, Б. А. Ручкин. М. 164 с.; Положение молодежи в Российской Федерации: 1995 год (1996) : Доклад Государственного комитета Российской Федерации по делам молодежи Правительству Российской Федерации / Гос. ком-т Рос. Федерации по делам молодежи ; сост. и отв. ред. Вал. А. Луков. М. 160 с.; Положение молодежи и реализация государственной молодежной политики в Российской Федерации: 2002 год (2003) / Ю. А. Зубок, В. И. Чупров (отв. ред.) ; Минобразования России. М. : Логос. 144 с.; Чупров, В. И., Зубок, Ю. А., Уильямс, К. (2001) Молодежь в обществе риска. М. : Наука. 230 с.;Чупров, В. И., Зубок, Ю. А. (2011) Социология молодежи: учебник. М. : Норма : ИНФРА-М. 335 с.;  Karwat, M., Milanowski, W. (1981) Młodzież. Ruch młodzieżowy. Polityka: T. I: Młodzież jako przedmiot i podmiot polityki. Warszawa : CSA. 332 s.; Mahler, F. (1983) Introducere în Juventologie. Bucureşti : Ed. ştiintifică şi enciclopedică. 296 p.; Ratus, B. (1981) Ruch młodzieżowy w Polcse Ludowej: Zagadnienia teoretyczny. Warszawa : PWN. 224 s.; Wörterbuch zur sozialistischen Jugendpolitik / Hrsg. von H. Süße (Vorsitz.) u. a. Berlin : Dietz, 1975. 322 S.

 


 

Вал. А. Луков