Научные проекты Московского гуманитарного университета

Социология молодежи

Социология молодежи

Электронная энциклопедия

под редакцией проф. Вал. А. Лукова

Энциклопедия / Методы исследования

Малая социальная группа

 

Малая социальная группа (в социологии, экономике) – регрессор социальной модели формирования рабочей силы, агент профессиональной социализации.

Малая социальная группа (ближайшее окружение) является значимой составляющей социального поля молодых людей в процессе их профессионального становления Семья. Значимость семьи прослеживается также и в проекциях формируемых молодыми людьми на свое будущее. По оценкам исследований, можно сказать, что действительность и свое личное, социальное и профессиональное будущее студенты видят на две трети через ценностные концепты, переданными им родителями, на половину – сформированными в малых социальных группах и на треть – предопределенных учителями школ.

Малая социальная группа (ближайшее окружение) является значимой составляющей социального поля молодых людей в процессе их профессионального становления. Однако данный агент стоит рассматривать не как агент непосредственного воздействия на социальную и профессиональную идентификацию молодых людей, а как соучастник общего социального поля. Оценки значимости данного агента на изменение поведения и тем более личных компонент молодых людей крайне малы.

Обобщая значимость семьи и малой социальной группы в процессе социализации молодежи, представим результаты эмпирических исследований.

В исследованиях, проводимых Московским гуманитарным университетом в рамках мониторинга, в том числе представлен анализ ценностных ориентаций студентов в аспекте оценки ими личностных качеств современной российской молодежи, а также личностных качеств, которые они считают необходимыми приобрести в своей жизни.

Вся эта группа вопросов косвенно указывает на те образцы, которыми руководствуются в своем поведении и в осмыслении различных жизненных ситуаций студенты. Перечень личностных качеств дан в шкале ответов к вопросу «Какие, по Вашему мнению, личностные качества наиболее характерны для российской молодежи?». Здесь представлено 21 качество — положительно, отрицательно или нейтрально воспринимаемое в российском обществе. Кроме того, у респондентов была возможность вписать свои ответы в дополнительную строку. Характеристики в шкале расположены в случайном порядке.

Вопросы «Какие личностные качества Вы цените в других людях?», «Какие качества Вы хотели бы перенять от Ваших родителей?», «Какие качества Вы хотели бы воспитать в Ваших детях?» построены как открытые, в них не предусматривались шкалы, включающие перечни личностных качеств, студенты вписывали свои ответы самостоятельно.

Что показал анализ данных, полученных по этому блоку вопросов?

На одной стороне, с сохранением устойчивой тенденции, стоят ответы, свидетельствующие о связи поколений, стремлении значительной части молодых людей быть похожими на своих родителей и других людей, обладающих высокими моральными качествами. Очевидна связь ценимых студентами качеств с устойчивыми нормами традиционной морали, характерной для России.

Сам перечень вписанных студентами слов впечатляет: честность, доброта, ответственность, открытость, коммуникабельность, искрен­ность, отзывчивость, целеустремленность, чувство юмора, порядочность, пунктуальность, трудолюбие, ум, уважение, понимание, дружелюбие, уверенность, оптимизм, умение слушать, адекватность, объективность, справедливость, доброжелательность, образованность, упорство, верность, вежливость, грамотность. Чаще всего среди ценимых студентами качеств называются честность (43,4, 35,3% по результатам 2016, 2015 гг. соответственно), доброта (30,7, 25,0% в 2016 и 2015 гг. соответственно), ответственность (19,7, 16,0% по результатам 2016 и 2015 гг. соответственно).

Девушки чаще обозначают такие качества как: «доброта» — 21,0 и 34,0% (21,0 и 26,8% по оценкам 2015 г.), «ответственность» — 16,1 и 21,2% (10,8 и 18,2% по итогам 2015 г.), но в целом гендерные различия в ответах незначительны. В распределении по курсам лишь в отношении «ответственности» можно отметить возрастающую тенденцию в выборе от 15,6% на первом курсе до 39,3% на 6-м, в отношении двух других качеств существенной дифференциации по курсам выявлено не было.

Среди качеств, которые студенты хотели бы перенять от своих родителей, чаще всего называются: целеустремленность, трудолюбие, доброта, ответственность. Впрочем, довольно значительна группа тех, кто затруднился с ответом на этом вопрос (11,6%, среди 3-курсников – 17,5%; среди юношей – 12,8% против 11,1% среди девушек; (по данным 2015 г.:14,6%, среди 3-курсников — 24,1%; среди юношей — 23,1% против 10,7% среди девушек; среди студентов возрастной группы 20-22 года процент выбравших данную позицию 14,0%)). Определенная напряженность в отношениях с родителями, если учитывать эти ответы, характерна примерно для пятой части студентов.

Ориентация на позитивные примеры и нравственные нормы в соответствии с принятыми в российском обществе основами совместной жизни людей особенно видна в ответах на вопрос о тех качествах, которые нынешние студенты хотели бы воспитать в своих детях. Доброта, честность, ответственность, целеустремленность называются студентами чаще всего (из опрошенных 4-курсников доброту обозначили 37,3% (37,1% по итогам 2015 г.), честность — 27,5% (21,0% в 2015 г.), целеустремленность — 17,7% (27,4% в 2015 г.) по данной позиции следует отметить снижение ее значимости от первого курса (22,4%) к четвертому, ответственность обозначили 15,7% (24,2% в 2015 г. для выпускников), здесь также как и по предыдущему качеству процент выбора снижается от первого курса (23,7%) к последующим. Среди девушек процент выбора этих качеств примерно на десять процентных пунктов выше, чем среди юношей.

На другой стороне в анализе полученных в исследовании данных стоят оценки студентами своего поколения — ответы на вопрос о наиболее характерных для российской молодежи личностных качествах. Эти оценки, преимущественно негативные с точки зрения принятых в российском обществе социальных ценностей, могут быть в определенной мере поняты и как самооценки.

Предложенный перечень характеристик включал и «доброту», и «целеустремленность», и «ответственность», и «честность», однако, как и в прошлые годы, опрошенные студенты чаще всего выбирали такие качества, как лень (58,3 и 50,8% в 2015 и 2014 гг. соответственно), безответственность (39,3 и 37,8% в 2015 и 2014 гг. соответственно), эгоизм (45,7 и 37,0% в 2015 и 2014 гг. соответственно). Частота выбора этих характеристик возрастает. Из позитивных характеристик в перечне часто выбираемых оказалась только коммуникабельность (30,1 и 33,7% в 2015 и 2014 гг. соответственно).

В более ранних исследованиях отмечалось, что выбор тех или иных качеств, по всей видимости, не является результатом стигматизации (т.е. доминирующих представлений в обществе, которые применяются к молодежи в качестве ярлыков и вынуждают ее саму оценивать себя, используя такие ярлыки). Критическая оценка своего поколения молодежью отражает сложный процесс ее становления, сбои социализационного процесса, неясность общественных перспектив. Развал воспитательной системы в ходе постсоветской «реформы» образования не мог не привести спустя десятилетия квнутреннему конфликту идеальных представлений о «хорошем человеке» с неустойчивой социальной идентичностью, неясностью жизненных целей у новых поколений.

В этом ключе может быть понята лень как качество, называемое чуть более половиной опрошенных студентов, а в младших возрастных группах (16–19 лет) — почти 3/4 опрошенных. Показательно, что доля студентов, назвавших среди факторов, мешающих успешной учебе в вузе «собственную лень», практически та же (66,2, 64,9% по оценкам 2016 и 2015 гг.). Имеющееся в психологии понимание лени как реакции личности на несоответствие выдвигаемых требований субъективному смыслу этих требований позволяет увидеть сложный характер действий и бездействия, который может быть обозначен таким словом обыденного языка.

Из качеств, которые присущи молодому поколению России, заметные изменения по частотности выбора в исследовании 2015 г. отмечены в отношении патриотизма. Отмеченная в 2015 г. тенденция усиления позиции с 9,5% в 2014 г. и до 16,2% в 2015 г. не получила дальнейшего развития, для исследования 2016 г. составила 14,1%. Соотношение выбора данной позиции среди юношей и девушек 2:1. Отмеченная для результатов 2015 г снижающаяся динамика выбора данной позиции от первого курса к последнему не подтверждается данными исследования 2016 г.: распределение выбора на курсах примерно одинаковое.

Полученные в исследовании данные свидетельствуют о сложных процессах в формировании мировоззрения, нравственных позиций, социальной активности студентов.


 

Лит.: Гневашева, В. А. (2012) Молодежь России: особенности профессионального становления. М. : РГНФ; Гневашева, В. А. (2016) Социальная модель формирования рабочей силы. М. : Русанс; Луков, Вал. А., Ковалева, А. И., Гневашева, В. А. (2016) Учебно-воспитательный процесс в оценках студентов. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та; Трудовая социализация подростков (2005): По материалам социологического исследования «Особенности трудовой социализации подростков»: Кол. монография / под общ. ред. А. И. Ковалевой, Вал. А. Лукова. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та.

 

 


В. А. Гневашева, Н. А. Селиверстова